— я смотрю, между деревьями девочка лет восьми идёт, смело так, уверенно, словно не в первый раз

 

- я смотрю, между деревьями девочка лет восьми идёт, смело так, уверенно, словно не в первый раз Думал красная шапка на ней, а это она косы ярко рыжие вокруг головы обернула. А потом в дом к

Думал красная шапка на ней, а это она косы ярко рыжие вокруг головы обернула. А потом в дом к старухе шмыг, не поверил своим глазам! воскликнул охотник. Выходит, у старой ведьмы есть внучка — Похоже, что и дочка, — спокойно произнёс священник после недолгого молчания. Слышал я, что частенько рыжеволосая девчонка из деревни одна в лес бегает, но не думал, что они связаны. Мать её, Берта, сейчас- вдова. Отец погиб, защищая город от набега этих безбожников, дикарей, помнишь, пять лет назад
Охотник кивнул.
— Ульрих, добрый малый был, каждое воскресное утро посещал храм, исповеди его заслуживали скорее похвалы, а не наказания, — продолжил святой отец. Жена его приходила редко, быстро молилась и так же быстро уходила, супруг всегда сетовал, что у неё слишком много дел.
Эмили росла шустрой, постоянно бегала в храме, то смеялась, то плакала или громко кричала, мешая прихожанам я, грешным делом, попросил отца не приводить её на всю службу, поэтому она заходила на несколько минут, а потом её мать забирала ребёнка, и они покидали дом Господень.
В общем, знаю я эту семью. Они ещё не потеряны для Господа.
Ты, Курт, держи язык за зубами, следи, охраняй, если потребуется. Сам понимаешь, маленький ребёнок в лесу, где полно диких зверей, всякое может случиться. Ни в коем случае ни во что не вмешивайся, это дело церкви. Рассказывать обо всём будешь только мне, понял
— Конечно, святой отец, как скажете, всё сделаю. А почему старуху не сожгли, как других ведьм
— Я же сказал, это дело церкви, не могу тебя посвящать, но запомни, так надо. Ты понял
— Да, святой отец.
Охотник, попрощавшись и поцеловав крест, вышел из храма.
Этим же вечером он отправился вслед за ребёнком в лес.
На поляне, не доходя до волчьего лога, до его слуха донёсся странный разговор.
— Ты к бабушке спрашивал грубый рычащий голос.
— Да, — отвечала девочка.
— Иди длинной дорогой.
— Хорошо!
Курт осторожно отодвинув закрывающую обзор ветку, взглянул на поляну и обомлел.
Огромный волк разговаривал с девочкой.
Малышка его не боялась, даже не удивлялась тому, что он с ней говорит.
«Какие же дети глупые, ничему её мать не научила», — подумал охотник, но доставать ружьё побоялся. Зверь мог кинуться на ребёнка, а ему велели оберегать девочку. А мог он броситься и на него самого. Такого огромного волка охотник отродясь не видел, к тому же, тут явно не обошлось без ведьмовства: обычно звери в этом лесу не имели привычки болтать с людьми.
Охотнику очень хотелось последовать за волком, убить его и вывесить шкуру возле своего дома, чтобы все знали, что он лучший. Такого огромного зверя не выслеживал никто из его приятелей в деревне, да что там в деревне, на сотни миль вокруг и то навряд ли. Но он обещал охранять Эмили. Волк, если он обитает в этом лесу, никуда не денется, его Курт может найти и позже.
Девочка спокойно дошла до дома бабушки.
Через несколько минут охотник заглянул в окно и ноги у него подкосились.
В кровати лежал волк, на голове у него был чепчик, а малышка (вот же глупая девчонка), как ни в чём не бывало ластилась к нему. Бабуси в домике не было.
«Не иначе, сожрал старуху, а теперь играет на сытый желудок, потом и ребёнка съест», — подумал Курт и потянулся к ружью.
В этот момент кто-то подошёл сзади и стукнул его камнем по голове.
Очнулся он недалеко от волчьего лога, в ужасе поняв, что это конец. Руки его были связаны, а над ним склонились двое волков: один огромный, тот самый, которого он видел в лесу, а второй маленький, ещё щенок, с ярко рыжей шерстью.
Это было последним, что он видел.
— Эмили, иди домой, сегодня я тебя учить не буду, у меня такой долгожданный гость, я его столько лет не видела.
Девочка кивнула и скрылась за дверью.
— Гантрам, я скучала.
— У моей внучки тоже волчья кровь
— Да. Малышка, как и её мать, вынуждены охотиться по ночам, твоя кровь оказалась сильнее, чем мы думали. Берта хотя бы правильного цвета, а у Эмили волосы рыжие, как у меня, она красный волк, такие у нас не водятся. Подрастёт заберу её к себе.
— Зря ты мне не сказала, что родила дочь. Но, я всё равно догадывался с того самого дня, как её увидел. Красивая, на тебя очень похожа.
— Сам понимаешь, ты тогда ещё не был священником, я погубила бы нас всех.
— Спасибо тебе, любимая
— Замолчи, лучше обними меня как прежде, я так скучала.
Он, горячо целуя, крепко прижал к себе женщину, которая на его глазах превращалась в молоденькую красавицу, такую, какой он её всегда помнил
Лана Лэнц

 

Источник

Обсудить историю

  1. Халтораев Бахрам

    Рожай новую концовку,Лана,нихрена не понятно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *