В городе Санкт-Петербурге на улице Маяковского в двух шагах от Невского проспекта находится роддом номер шесть имени профессора Снегирёва

 

В городе Санкт-Петербурге на улице Маяковского в двух шагах от Невского проспекта находится роддом номер шесть имени профессора Снегирёва Почему питерский роддом назвали именем московского

Почему питерский роддом назвали именем московского профессора, известного тем, что как-то, влюбившись в свою пациентку, он увёл её от законного мужа, мне узнать не удалось. Слышал только, что «Снегирёвка» — это первое родовспомогательное учреждение России, построенное по указу Екатерины II. По слухам в нём впервые была открыта школа для повивальных бабок. Когда-то там работала врачом моя мама и родила меня прямо на рабочем месте. Но сейчас не об этом.
В июле девяносто третьего года стены родильного отделения огласили крики очередного новорожденного петербуржца. До этого те же стены в течении долгих часов оглашала своими воплями Карина, жена моего однокурсника Саши и по совместительству дочка лучшей маминой подруги. Мальчик у Саши с Кариной родился крупный и волосатый, о чём кто-то из дежуривших в тот день врачей немедленно известил по телефону мою маму, а та уже позвонила своей подруге, чтобы сообщить сорокалетней скрипачке, что отныне той придётся спать с дедушкой.
Случилось так, что именно в это время я проходил практику в больнице имени Куйбышева, ныне Мариинской. Больница эта выходила старинным фасадом на Литейный, но задние её корпуса были гораздо ближе к улице Маяковского, а следовательно и к роддому. И вот звоню я с отделения домой, и мама мне сообщает радостную новость, мол как удачно ты, сынок, позвонил, Кариночка только что родила.
Нормальный человек порадовался бы спокойно за друзей, но то нормальный, а то я. Помню, вытащил я из банки с водой подаренный нам кем-то из пациентов букет и как был, в белом халате ломанулся через дорогу в Снегирёвку.
Не знаю, на что я рассчитывал, пытаясь прорваться в палату. Посетителей в те времена на отделения пускали неохотно. Вот и мне преградила дорогу суровая пожилая медсестра, выглядевшая так, как будто была учительницей ещё в той самой школе повивальных бабок при Екатерине. При взгляде на её лицо слова «не пущать» начинали играть новыми красками.
Нормальный человек развернулся бы и отправился восвояси, но то нормальный. Я же включил на полную мощность своё девятнадцатилетнее обаяние, объяснил, что мы коллеги, что я вот тут рядом работаю, не уточняя, что «рядом» — это вовсе не соседнее отделение, что мама тут работала и что я тут родился… Короче, бабка прониклась и на пару минут пустила меня в палату к совершенно одуревшей от родов Каринке, которая меньше всего ожидала, что первым знакомым лицом в роддоме окажется моя весёлая рожа.
Вечером того же дня я позвонил Сашке, чтобы поздравить его с первенцем.
— Видел сегодня Карину, — рассказывал я ему, — молодец она у тебя.
— Так это был ты! — вдруг заорал Саня. — Скотина ты, Димон! Ты ж мне чуть семью не разрушил!
Оказалось, Саня, до которого хорошие вести добрались с некоторым опозданием, купив букет и по студенческой привычке натянув на плечи белый халат, попытался пробраться на отделение, но был остановлен всё той же бдительной медсестрой. Старушка посмотрела на невысокого Сашку, мысленно сравнила нас с ним, и сравнение оказалось не в его пользу. А далее состоялся вот такой диалог:
— Мне бы к Карине, буквально на минуточку.
— Посещение только для членов семьи.
— Так я ж отец ребёнка.
— Отец уже был.
— Глупость какая! Я же её муж. Хотите, могу паспорт показать.
— Может Вы и муж, — невозмутимо заявила ветеран родфронта, а отец ребёнка тут уже был.
На этом месте интеллигентный Саша развернулся и пошёл за бутылкой.
К счастью я позвонил раньше, чем об этом узнала Карина, и тем безусловно спас молодую семью от больших недоразумений.
Вспомнил я об этой истории совсем недавно, случайно увидев того самого младенца в передаче у Максима Галкина. Они с женой привезли туда своих талантливых детей.
А Саша с Кариной недавно снова стали родителями. Всегда поражался способности некоторых людей делать детей, не выпуская из рук внучат.
Дмитрий Шахин

 

Источник

Обсудить историю

  1. Кармалыс Татьяна

    Ощущение, что мужик — гуттаперчевый мальчик и ноги его.

  2. Самохвалова Людмила

    В Снегиревке родился мой папа, я сама, мой сын и мой внук. )) А недавно, проезжая мимо заметила на здании новую табличку, что роддому 250 лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *