О страхе человека перед свободой

 

О страхе человека перед свободой Человеку свойственно стремиться к лучшему. Лучшим условиям жизни. Под этими условиями можно понимать чуть ли не всё, что угодно медицину, образование, быт,

Человеку свойственно стремиться к лучшему. Лучшим условиям жизни. Под этими условиями можно понимать чуть ли не всё, что угодно медицину, образование, быт, условия труда всё может и, вполне логично, должно по мере развития человеческого общества становиться лучше. Свобода слова ещё одно из таких условий, и я бы хотел остановиться именно на нём.
Свобода слова не только условие жизни, которое следует развивать путём основания свободных СМИ, борьбой с диктаторскими режимами и т.д. Свобода слова это ещё и неотъемлемое право человека, за которое совершенно естественно бороться. Возможность высказать свою истинную позицию это один из ключевых моментов, отличающих вольного человека от раба.
Мы живём в эпоху царствующей свободы слова. Царствующей не повсеместно, конечно. Потому что на сегодня мир ещё не представляет собой единое и неделимое человеческое сообщество, а раздроблен на множество частей, и в каждой из них царят свои порядки. Где-то свобода слова присутствует в той или иной форме, а где-то строго карается.
Однако человеческий разум априори всё воспринимает субъективно. Каждый из нас осознаёт мир по-своему. Вот и свободу слова, как мы видим на примере современного мира, воспринимать можно очень по-разному. В правящих кругах России считают, что в нашей стране свобода слова имеет место; во Франции свобода слова отстаивается самим президентом посредством, правда, не самых однозначных высказываний.
Очевидно, что всё это условности. В России свобода слова (в первую очередь в политическом контексте, конечно), на самом деле, преследуется и карается по закону, а во Франции и других западноевропейских странах отстаивается только в удобных пределах. Вот, к примеру, в Норвегии недавно решили уголовно преследовать людей, публично осуждающих ЛГБТ (доставьте недостающие в аббревиатуре буквы и плюсы сами). Несомненно, в одной группе угнетённых и оскорблённых с ЛГБТ находятся мигранты, БЛМ и проч.
В России границы свободы слова очевидны и всем нам хорошо известны вы не найдёте газеты, на полосах которой осмелились бы критиковать политику Кремля. Кто на это решается вынужден квартироваться в Прибалтике. В Европе, напротив, границы свободы слова подвижны и очень размыты; Эммануэль Макрон заступается за преподавателя, показывавшего ученикам карикатуры на пророка Мохаммеда и убитого за это. Вся Франция защищает журнал Charlie Hebdo, известный своим свободомыслием на грани похабщины. Значит, насмехаться над мусульманами можно. Но что бы началось в той же Франции, если кто-то позволил себе сказать что-то обидное в адрес ЛГБТ или мигрантов Например, раскритиковал бы парады первых и выступил против политики по ассимиляции последних Или, упаси Боже, позволил себе как-то съязвить в адрес БЛМ Нет, сознательно на такое не пойдёт никто, если дорожит своими карьерой и репутацией. Либеральное общество принимает свободомыслие только с определёнными поправками и в строгих рамках.
Тот же, кто имеет неосторожность выйти за пределы этих рамок вспомним историю со сжиганием книг Джоан Роулинг после её немного неосмотрительных высказываний, задевших права трансгендеров подвергается остракизму. У меня лично этот случай вызывает две ассоциации историческую и культурную. Историческая, разумеется, относится ко временам Третьего Рейха, когда в Германии сжигали литературу, неугодную партийной линии НСДАП. Немного ранее в России костры разжигали церковными иконами, потому что тысячелетняя вера народа очень мешала революционерам в построении системы лагерей для сограждан.
Культурная ассоциация, конечно, напрашивается с литературной антиутопией. Но не с Оруэллом, с сюжетами книг которого сегодня довольно часто и небезосновательно проводят параллели, анализируя современную эпоху. Помните «451 градус по Фаренгейту» Брэдбери, где работа главного героя заключалась в том, чтобы сжигать книги От того, что мешает, нужно избавляться. Ну а свобода А свобода подвинется.
Вместе с тем свобода понятие, имеющее вполне чёткое определение. Это когда ты делаешь то, что считаешь нужным лично ты, а не то, что велят или диктуют другие. Свобода не может существовать с оговорками, ибо с ними перестаёт быть действительно свободой. Значит, человек должен иметь право оскорблять, поносить, хулить всех, кого вздумается; в противном случае следует перестать рассуждать о свободе слова. Она может быть либо абсолютной, либо никакой, то есть её нет. И у свободы слова не должно быть ни привилегированных групп населения, ни личностей с неприкасаемым статусом. Все должны быть в равной степени как открыты для критики, так и обладать правом слова, каким бы ядовитым оно ни было.
Итак, все должны быть открыты для критики… Но постойте, для критики ли или для оскорблений Здесь начинается другой, мой самый любимый момент. Точка, в которой свобода начинает постепенно переливаться в хаос. Представьте себе, если бы западный мир действительно боролся за истинную свободу слова. Тогда каждый мог бы вещать на публику всё, что заблагорассудится, ни с кем не считаясь и ни о ком не заботясь. Существуй на свете настоящая свобода слова в полном объёме и счёт мировым войнам давно бы уже перевалил за 2. Только вообразите себе, сколько где-то в подполье существует никому не известных гитлеров, которым на поверхность мешает вырваться только лишь… отсутствие свободы слова.
Потому что свобода имеет очень тонкую границу с хаосом. И ровно в той же точке, где свобода, пересекаясь со вседозволенностью, переходит в хаос, либерализм с его отстаиванием прав одних и преследованием и угнетением всех, кто не участвует во всеобщей оргии «равноправия» трансформируется в фашизм. Требуются очень мудрые руководители, чтобы контролировать свободу в тех пределах, что позволяют миру оставаться миром, а не сорваться в бездну бесконечных распрей и войн. Мудрые руководители не такие как Макрон, конечно, который парой фраз настроил против себя весь исламский мир и огромную диаспору французских мусульман в частности.
Свобода слова имеет право на существование только до тех пор, пока не перерастает в оскорбления. Люди продолжают искать себе лучшей жизни и всё жаждут новых и новых свобод. Чем современнее человек тем более свободным он должен быть. Свободным и от предрассудков, и от боязни преследования за мнение, расходящееся с позицией людей, находящихся у власти. Но не свободным творить, а также болтать всё, что вздумается. Давайте не забывать о том, что человек пусть и самое совершенное на Земле, но всё же животное, и подтверждений тому в мировой истории не счесть, памятуя о количестве геноцидов, разнообразии пыток и жестокости человека в его отношении ко всему живущему на планете.
P.S. Свобода слова это также и свобода образования. Свобода знать о тех или иных исторических событиях и личностях. Очень часто можно услышать мнение о том, что неуважение к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией проистекает от недостатка образования. Интересно, как отразится на образованности будущих поколений Великобритании и США снос памятников историческим деятелям, замешанным в работорговле о ужас пару столетий назад Из истории эти персонажи уже никуда и никогда не денутся, в том числе и в силу своих важных светлых, полезных поступков и дел. А всячески пытаться стереть память о них означает лишь проявить страх, страх сознаться в том, что всё это было. Сознаться, принять и пойти дальше.
Влад Рябов

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *