Однажды я присела на «скамейку запасных» и провела на ней некоторое время

 

Однажды я присела на «скамейку запасных» и провела на ней некоторое время Все началось с того, что мне понравился молодящийся сорокадвухлетний парень, считающий себя завидным женихом. Он работал

Все началось с того, что мне понравился молодящийся сорокадвухлетний парень, считающий себя завидным женихом. Он работал в охранной фирме, имел двушку со спальней-чуланом, оклеенной скучными виньетками, автомобиль и далекоидущие планы. То мечтал построить оранжерею и выращивать в ней мяту и тимьян, то планировал разводить форель. Во всяком случае, на его шахматном столе всегда валялись буклеты, сметы и коммерческие предложения. В отношениях вел себя странно. Устраивал громкие свидания с ужинами на крышах и прогулками по ночной Оболонской набережной, а потом пропадал. Спустя несколько недель радостно вопил в трубку: «Ирма, привет», — божился, как я ему дорога, звал на какую-нибудь вечеринку в стиле R&B и опять испарялся. Короче говоря, наши отношения висели в воздухе и никак не развивались. Я честно ждала и страдала, а у «рыбака» и тепличного работника оказалось множество других вариантов. Как объяснил позже, «моя персона сильно нравилась, чтобы общаться, но не недостаточно сильно, чтобы встречаться по-настоящему». Сейчас на скамейке запасных моя близкая приятельница. Раз в две недели молодой человек заезжает на ужин с букетом алых роз и каким-нибудь гламурным подарком в виде кошелька, расписанного чуть ли не самим Альфонсом Мухой. Вкусно ужинает, заранее заказывая меню, ведет долгие беседы о матче Лиги чемпионов, елке на Софийской площади (представляешь, в этом году она искусственная) и о запрете на ввоз праворульных автомобилей. Затем сыто зевает, чмокает в щеку и отчаливает. Периодически среди ночи названивает. Сопровождает к модному дантисту и помогает с ремонтом. Угощает виноградом из Молдавии и польской можжевеловой колбасой. Консультирует насчет валюты. На этом все. Он с ней не спит, не живет, не строит семью. Говорит, что не готов к серьезным отношениям, а она не готова к таким несерьезным.
Один понимающий профессор назвал происходящее Bac Burner Relations, что означает «отложенные про запас или в долгий ящик». Иными словами, это как купить на рынке хорошую филейную часть и бросить на месяцок в морозилку. Это как запастись непортящимися продуктами и хранить их годами в кладовой. Периодически поглаживать упругие мешковинные бока, выстраивать из тунца и сельди египетские пирамиды, жонглировать орехами и уходить, ничего не взяв. Это сродни находиться в комнате со сломанной дверью, которую невозможно ни закрыть на ключ, ни распахнуть настежь. Ты и не здесь, и не там. И не замужем, и не в разводе.
С подобных отношений сложно спрыгнуть: слишком длинная игла.
Находясь в них, нереально построить что-то стоящее, ведь место в голове, сердце и в спальне занято.
Сидя на скамейке запасных невозможно полноценно жить, любить, осуществлять диагональные передачи и забивать достойные голы.
©Ирина Говоруха

 

Источник

Обсудить историю

  1. Николаевич Роман

    А может, всё проще? Может просто эти мужчины дружат с женщинами, как с людьми? И балуют и помогают, просто потому, что это нравится?

  2. Грачева Лариса

    Отношение как к рулону туалетной бумаги — когда приспичило, тогда и вспомнил. Лучше сразу лесом , чтобы не подрывал самооценку и не закрадывались сомнения в собственной красоте и неотразимости!)

  3. Берестова Лидия

    Вот почему, если человек говорит, что не хочет серьёзных отношений, семьи и прочего, почему женщины бросаются убеждать его, что хочет? А потом ныть о потраченных на него годах? Ну, если вам роль великомученицы и подвижницы дорога, то кто же против? Но человек честен по отношению к вам с самого начала. В общем-то. И сидеть или не сидеть на скамейке запасных — исключительно ваше желание.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *