Чего-то лето вспомнилось…

 

КОМПОТ
Я люблю лето. Верней, не так. Я люблю одесское лето. А особенно последнюю неделю июня. Почему Сейчас расскажу.
Это сейчас фрукты в магазинах и на рынке практически круглый год. А тогда, во время моего детства, именно в конце июня появлялась клубника, причем в берестяных лукошках. Клубника сама по себе вкусная ягода. Но все дело в том, что тогда же появлялась и черешня. Крупная, темно-красная, даже очень темно-красная черешня. Ароматная и сладкая.
Во двор выносились примусы. Каждая хозяйка вытаскивала свой фамильный медный таз Наступала эпоха варки варенья. Вот интересно вишневое варенье почему-то варили дома на газе. А из клубники и черешни во дворе и на примусе.
Варили все.
И аккуратная тетя Рива. И неряшливая мадам Берсон. И суетливая тетя Аня. И спокойная до поры, до времени тетя Маруся.
Каждая хозяйка занимала свой угол двора, огородившись от товарок примусом на табуретке и корзинами, и по единственному, только ей известному рецепту священнодействовала, ревниво поглядывая на соседок.
Испортить варенье не считалось оплошностью. Это котировалось, как преступление против человечества.
Сбившись в стайку, мы, ребятня, затихали в сторонке, стараясь не очень шуметь, и шугали Межбижера, пытавшегося нас вразумить на тему самого передового советского сельского хозяйства.
За это, в итоге, мы получали по блюдечку пенок и вылизывали все дочиста. Вкусив, мы обменивались впечатлениями, которые ревниво слушали хозяйки.
Вот когда можно было кое с кем свести счеты, сказав, допустим, о варенье мадам Берсон:
— Жадная! Сахар пожалела! Не сладко
— Нестойкое! выносили свой вердикт хозяйки. Долго не простоит!
Тетя Маруся возражала:
— Да она раньше все упрет!
И начинался упоительный скандал с применением новых слов, пожеланий и эпитетов.
Весело было. И вкусно.
Но не ради этого я так ждал конец июня. Вы не поверите, но я на все был способен ради компота из черешни с клубникой. Это была даже не любовь. Это была страсть непреодолимая.
Родители и бабушка охотно использовали этот мой крупный недостаток в личных целях.
Полуфраза:
— а то компота не будет! звучала рефреном ко всем предполагаемым моим проступкам.
И я, прежде свободный и независимый, подчинялся и чах на глазах.
Верный друг и соратник рогатка пылилась под балкой на чердаке. Межбижер гулял по двору и выходил на улицу без консервной банки, соединенной с его парусиновым пиджаком, пьяные у бодеги спокойно мочились на чугунный столб и их ни разу не било током.
Аж противно, какой я был хороший.
Но вот, наконец, варенье сварено, разлито в банки, закрыто сверху пергаментной бумагой, а потом крышкой.
За мной не числится крупных проступков, так что я смело и радостно гляжу в будущее.
И оно наступает! Меня зовут чистить ягоды! А это значит Да-да, это значит, что наступил праздник. Мы варим компот.
На самом деле, в нашем доме компоты варили и варят круглый год. Из вишни, сливы, абрикосов, груш, яблок, сухофруктов Но все это не то, не то, не то!
А то происходит именно тогда, когда я, почистив ягоды, скромно отхожу в сторону. Я свое дело сделал, почти ни разу не угостившись. Почти
А на огне уже кипит вода в большой кастрюле и сахар наготове. Сперва в воду бросают черешню, а через какие-то, только ей известные мгновения бабушка бросает клубнику. И сразу же сахар, мешая варево длинной деревянной ложкой. И сразу же кухню окутывает непередаваемый аромат.
— Так, наверное, пахнет в раю! делаю я богословское заявление.
Его встречают более чем прохладно.
И вот компот готов. Думаете, мне его сразу дают Тот случай! Кастрюлю снимают с огня и ставят в таз с водой. Воду периодически меняют, а компот остывает. Но медленно.
И вот! Наступает! Мое время!
Компот наливают в большую самую большую в доме! кружку.
— Без ягод! требую я.
Ягоды и так мои. А компота в кружку без них входит больше. К компоту полагается горбушка серого хлеба.
Я откусываю хлеб, зажмуриваю глаза и делаю первый глоток. Компот, пронзив хлеб во рту, как в песок, устремляется в меня. Лучшее мгновение жизни! (Так, по крайней мере, тогда мне казалось).
И так долго-долго кусочек хлеба, глоток компота, блаженство! аж пока живот не становится похожим на барабан. Я добрею и милостиво разрешаю взрослым присоединиться.
Такое счастье продолжалось недолго, не больше недели. Потом клубника исчезала, вместо черной черешни появлялась белая. Из нее варили какое-то особое варенье
Но все это было не то, не то
Но жизнь катилась, звеня, как обруч от бочки по булыжной мостовой. И до конца лета было еще много-много времени, а значит и много-много счастья веселого и ароматного, как компот из клубники с черешней.

 

А. Бирштейн

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *