Во времена моей румяной юности я не знал, что такое новогодняя елка

 

Во времена моей румяной юности я не знал, что такое новогодняя елка По той простой причине, что елками в Крыму не торговали. Были только сосны. По моему разумению, более подходящее дерево для

По той простой причине, что елками в Крыму не торговали. Были только сосны. По моему разумению, более подходящее дерево для таких целей. Более пышное, ароматное, со смолистыми почками. Сосну ставили за день-два до Нового года. Отец брал ведро, металлический совок и шел со мной на соседнюю стройку. Это было такое место предновогодней тусовки отцов. Обмен новостями, легкий перекур, пока младшие бродили вдоль котлована, или среди фундаментных блоков. Потом наполнение ведра песком и возвращение домой, где с комком ваты нас ждала мама. Елку втыкали в ведро, поливали песок водой, чтобы крепче держалась, и обкладывали эту подставку ватой. Дед Мороз и Снегурочка из пенопласта ставились на пол рядом. Гирлянды были редкостью, паяные-перепаяные, с крашеными вручную лампочками (неоднократная замена) они бережно хранились, как реликвия. Но мне больше нравились свечи на прищепках. Зажигали их ненадолго, и в целях экономии, и ради безопасности. Я перебирал эти жалкие восковые обмылки в руках и с нетерпением ждал момента, когда родители вручат мне спички. Дополняли картину стеклянные огурцы, космонавты, сосульки и прочие символы. Сверху пара-тройка самодельных гирлянд и, конечно же, дождик. В таком виде сосна жила до Старого Нового года. Но ее жизнь не заканчивалась. Весь двор ждал окончания праздников с нетерпением, потому что потом начиналась неделя битв. Елку очищали от веток, опиливали часть ствола, получалась эдакая брутальная дубинка. Дальше нужно было раздобыть крышку от мусорного бака. Контейнеров тогда не было, под пищевые отходы ставились во дворах 50-литровые баки, а твердый мусор вывозил мужик на машине. Он приезжал во двор и звонил в колокольчик, созывая народ. Итак, если крышка от бака тебе досталась, то ты уже не просто вольный воин, а настоящий рыцарь, у которого есть щит. Задора нам хватало дней на семь. Потом мы возвращались к хоккею-на-асфальте. Сосны-дубинки, исполнив свой долг до конца, отправлялись нами в костер.
Да, Новый год это, безусловно, мандарины. Ели их не все, часть вешалась на елку. К ним же отправлялись грецкие орехи. Все это протыкалось иглой и висело на обыкновенных нитках. Конфеты тоже жили на елке. Но недолго. Мы втихую разворачивали фантик, доставали содержимое и аккуратно сворачивали бумажку обратно. Так что наши елки представляли собой выставку пустышек. Это всегда расстраивало гостей, которые норовили стащить с ветки «Кара-Кум» или «Маску»
Моя бабушка всегда пекла на Новый год два торта. Первый Наполеон. Два десятка коржей смазывались кремом, секрет которого в каждом доме был свой, и охранялся он пуще других семейных тайн. Второй с мясной начинкой. В этот бабушка прятала завернутую в пакетик десятикопеечную монетку. Она ждала всех своих детей и внуков, чтобы разрезать этот пирог. Тот, кому монетка доставалась, считался претендентом на беспрерывное счастье в наступившем году. Я и по сей день подозреваю, что бабушка всегда знала, кому подсунуть заветный кусочек. В зависимости от состояния. Пару раз монетка доставалась и мне. Я не помню, хватало ли нагаданного бабушкой счастья на весь год, но заряд веры в эту монетку и правда был мощный. Почему-то казалось, что вот теперь все будет хорошо, что вот теперь-то все сбудется.
Почему Почему по прошествии 40 лет я помню и запах нашей крымской сосны, и ощущение смолы на руках, и аромат свечки. Почему я, съевший с тех пор тонну пирогов и тортов, до сих пор помню вкус того самого, с десятью копейками внутри. Это не вопрос. Это, скорее, такая улыбка с легким налетом восхищенного недоумения. Мне повезло с детством. Повезло с городом детства, с друзьями детства. Мы жили небогато. Грели воду дровами в титанах, сушили белье на общих площадках. Донашивали вещи за нашими отцами. Умели мечтать не о вещах, а о том, что нам просто будет хорошо. Умели ценить моменты счастья поездку на велосипеде, удачный удар по мячу, новую книгу, свежий снег и теплый, пахнущий асфальтом дождь. Но самое важное мы умели складывать все это, как в копилку, где-то внутри себя. А теперь у нас есть привилегия доставать все это время от времени и любоваться, как закопанными в свое время цветными стеклышками.
Я люблю Новый год именно за это. Этот праздник дает возможность покопаться в своих воспоминаниях, отрешиться и на короткое время стать ИМ. Тем, у кого я и сейчас хотел бы многому поучиться. С наступающим вас всех. Передавайте привет от меня, десятилетнего, себе моим ровесникам. Спелых вам мандаринов!
Рауф Ермаков

 

Источник

Обсудить историю

  1. Бережнова Наталья

    Спасибо, автор, очень тёплый рассказ! ????

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *