Когда пройдены сотни клиник и столько же врачей, готов поверить во что угодно

 

Когда пройдены сотни клиник и столько же врачей, готов поверить во что угодно Даже в чудо. Марина вышла из клиники с увесистой пачкой документов. Там были ее анализы, снимки, обследования,

Даже в чудо. Марина вышла из клиники с увесистой пачкой документов. Там были ее анализы, снимки, обследования, рецепты. В этой папке хранилась вся история трехлетней давности. Три долгих года она как умалишенная тратила все время лишь на то, чтобы узнать причину бесплодия. Но причина так и осталась неизвестна.
Обследования. Снимки. Анализы. Всё говорило о том, что никакой проблемы нет. Марина может и должна иметь детей. Но детей нет.
— Как прошло ради приличия спросил Дима, хотя по лицу жены было понятно, что результат отрицательный.
Марина не ответила. Она лишь поджала губу, уткнулась в плечо мужа и заплакала.
Это были не единственные ее слезы. Но сейчас они казались другими. Словно она дала себе зарок, что это будет последний врач и последняя больница. И если здесь не помогут, то идти больше некуда.
— Давай подкопим денег и постараемся попробовать заграницей. Мне Серега с работы рассказывал, что у них тоже были проблемы и они обратились в клинику в Израиле. Теперь у них двое детей и вроде бы даже пошли за третьим.
Марина жалобно посмотрела на мужа, но промолчала. Она словно боялась услышать свой голос, чтобы совсем не зарыдать и не впасть в истерику.
Дима обнял жену, зная, что никаких детей у Сереги нет. Да и самого Сереги нет. Он выдумал его только что, лишь бы подарить надежду. Лишь бы жена продолжала верить. Ведь именно вера дает человеку силы, чтобы жить.
— Почему я такая не поднимая глаз и не отрываясь от плеча мужа, промямлила Марина. Именно промямлила, так как слезы исказили ее голос. Почему я такая ущербная
— Ну, ты чего, родная моя. Говорил Дима, все крепче и крепче прижимая жену. Ты у меня не ущербная. Ты хорошая.
— Тогда почему!
Дима бы с удовольствием ответил на этот вопрос. Но если не смогли ответить профессионалы и доктора со всеми степенями, то куда ему соваться в дебри медицины с его образованием бухгалтера.
— Почему у меня ничего не получается продолжала реветь Марина.
— Может это у меня. Давай я еще раз проверюсь.
Марина подняла заплаканные глаза.
— Это не в тебе проблема, ты ведь знаешь.
Дмитрий знал. Ему хотелось хоть как-то поддержать жену. Сделать хоть что-то в этой беспомощной ситуации. Но он лишь обнимал жену, поглаживая ее изогнутые локоны и шептал, как сильно он ее любит.
— Не плачь ты так. У нас еще есть время. Мы молоды. Самое главное, мы любим друг друга. Я вот слышал, что недавно где-то в Германии провели новое оплодотворение по совершенно новым технологиям. Так что когда подкопим денег, можно и там счастье попытать. Бессовестно врал Дмитрий. Ну все, хватит плакать. Поехали.
Не отпуская жену, они дошли до машины. Дима открыл дверь, спрятал поглубже в бардачок увесистую папку документов, чтобы лишний раз не мозолила глаза. Усадил Марину, пристегнул ее и бегом сел в машину, чтобы ни дай бог, она не осталась один на один со своими мыслями.
— Может в ресторан на обратном пути заскочим с улыбкой спросил он.
— Нет. Поехали домой.
Как Дима и планировал, они начали откладывать деньги на дорогое лечение в зарубежной клинике. Страну еще не выбрали, но это и не беда. Главное, что теперь вновь появилась цель, к которой они шли с каждым рублем, положенным в копилку.
Жизнь вроде бы брала свое. Работа, серые будни, яркие выходные и вроде бы уже не так все плохо. Вроде бы и Марина, и Дима счастливы.
Но стоило Марине увидеть младенца. Потрогать его. Услышать его крик или увидеть улыбку, она чувствовала горечь, которая поднималась в ней. Чувствовала, как что-то острое, длинное и тупое, колет в душе. Она замыкалась в себе и долго была в этом состоянии. В отличие от Димы, который весь и полностью положился на зарубежную клинику, Марина посчитала, что может решить проблему с другой стороны. После стольких врачей, анализов и больниц ей не дали ни одного ясного и понятно ответа. Ей не сказали, что надо делать, чтобы она смогла иметь детей. Так же не сказали и того, в чем проблема. Ровным счетом ей не дали ничего. Разве что кучу денег уже потратили на все эти поездки и лекарства, от которых и толку-то нет совсем.
Марина и сама не особо верила во всех этих гадалок, бабок повитух, провидицей и прочих людей не от мира сего. Но в таких случаях выбирать не приходится.
— Дима, давай поедем в отпуск, — сказала одним из вечеров Марина.
Муж довольно странно посмотрел на нее.
— Чего это ты
— Есть у меня одна идейка. Да и устала я уже от этой работы. Отдохнуть хочется. Соединиться с природой. Хоть немножко убежать от этих мыслей. Резко сменила она тему.
— А что за идейка-то спросил Дима, укладываясь рядом на диван.
— Не думаю, что ты будешь от этого в восторге. Честно сказать, я и сама не в восторге, но выбирать не приходится. Да и не стоит это ничего. Просто попробуем. Вдруг повезет. Терять в любом случае нам нечего.
Муж стойко выслушал жену и спросил вновь:
— А идея-то в чем
— Есть одно озеро в Карелии, в горах, которое лечит все недуги
— Марина! тут же перебил ее Дима, догадываясь, куда она клонит.
— Нет, ты послушай. Это не бабка ведунья. И не знахарь какой-то. Это просто озеро. Нам даже никому платить не надо будет. Просто снимем отель рядом, поживем в домике в лесу в свое удовольствие. А одним днем поедем на то озеро, я искупаюсь и все. Это ведь ничего страшного. Обычное озеро. Не поможет, так не поможет.
— Ты же знаешь, я не верю во все эти бредни.
— Знаю. Я тоже не верю. Но попробовать ведь стоит. Заодно в Карелии побываем. Мы ведь не раз задумывались туда поехать. Ведь так Так
Дима долго молчал, обдумывая ответ. Жевал губу, хмурил брови, но не нашел ни одного достойного аргумента. Ему и самому хотелось в отпуск. И, в общем-то, идея неплохая, совместить отпуск с купанием в этом чудо-озере. Они ведь и вправду ничего не теряют.
Ровно через месяц они разместились в прекрасном мини-отеле, где было все для хорошего отдыха. Отдельные домики. Беседки. Рядом протекала тонкая река и хозяин отеля не один час проводил на пристани с удочкой.
— А где тут у вас озеро спросила Марина у хозяйки, хотя сама не единожды смотрела в интернете маршрут.
— Горное
— Да. Которое лечит.
— Вам надо будет проехать по асфальту до гостиницы «Лесная», затем свернуть направо и до конца по грунтовке. Вы не промахнетесь, — улыбаясь, сказал хозяйка.
На следующий день Марина не слезла с мужа до тех пор, пока тот не согласился поехать на озеро. Ей не терпелось попробовать. Окунуться. Почувствовать.
Они долго колесили по грунтовой дороге. Забрались высоко в горы. Ехали молча.
Наконец-то дорога закончилась, и перед ними открылся самый красивый вид на земле. Ровная гладь озера, подернутая мелкой рябью, отливала бирюзой, словно на дне что-то светилось. Редкие сосны и плотный кустарник выглядывали из-за валунов и камней. Зубастые скалы выпирали из воды и как забор окружали озеро. До воды было далеко, метра два или три. Единственный удобный подход был чуть дальше, куда и направились супруги.
— Не знаю, поможет нам это или нет, но я уже счастлива, что оказалась здесь.
— Согласен. Тут очень красиво.
— Хозяйка сказала, что здесь был вулкан. Так что мы находимся почти в самом жерле. Ты подождешь меня или пойдем вместе
— Подожду. Сказал Дима и вернулся к машине. Он присел на холодный камень, свесил ноги и с удовольствием уставился на чистую воду. Некоторое время он видел Марину, но озеро делало изгиб и вскоре жена скрылась вначале за кустарником, а после и за высокими камнями.
Марина ступала в кожаных сандалиях по мелким камушкам. Один попал между стопой и сандалией, и она долго пыталась вытряхнуть. Когда камень упал на дорогу, Марина решила и вовсе снять обувь, чтобы еще ближе слиться с природой.
Земля была холодная, хотя на дворе стоял август. Но казалось, что здесь не бывает лета. Либо осень, либо зима, другого варианта нет.
Она в последний раз обернулась, посмотрела на мужа и скрылась за изгородью из кустов.
Было тихо и немного странно, что здесь никого нет. Такое место просто обязано притягивать туристов, как магнит металлическую крошку. Где еще увидишь такую красоту. А так как в народе ходит слух, что это озеро лечит все недуги, то в таком случае все становится еще более непонятным.
Если бы не грунтовая дорога, то можно было бы подумать, что здесь никогда и никого не бывает.
Марина ступила босыми ногами на холодный гранит. Вначале она подошла к обрыву и заглянула вниз. Бирюзовая вода плескалась о камни. По кромке
скопился мох и цвет гранита слегка менялся, приобретая зеленоватый оттенок. Марина нависла над водой, словно хотела что-то увидеть. Но тихая вода ближе к глубине становилась темной и немного даже страшноватой.
Несколько минут девушка стояла на краю, словно завороженная глубиной и бездной. Затем спустилась ближе к воде, где длинный камень, словно причал, уходил далеко в озеро.
На всякий случай Марина осмотрелась по сторонам и, удостоверившись, что находится здесь одна, сняла синюю блузку. Затем сняла штаны, а после и нижнее белье.
Она и сама не ведала, откуда в ней эта уверенность, что купаться надо обязательно нагишом, но что-то ей подсказывало, что надо именно так.
Ступая босыми ногами по холодному камню, Марина с каждым шагом приближалась к воде. Камень-причал был тверд и неподвижен, но Марине казалось, что она чувствует некую вибрацию. Словно вулкан, который находился здесь много лет назад, не совсем уснул. Словно внутри, на глубине скальной породы, все еще плещется лава и дрожь передается не только воде, но и камням.
С каждым шагом тревога росла. Марина хотела посмотреть на мужа, но высокие глыбы скрывали его. Она подошла почти к обрыву, туда, где вода уже облизывает гладкий камень, делая его невероятно скользким. Девушка ступала крохотными шагами. Она ловила равновесие и, дойдя до края, села в воду.
Кожа покрылась мурашками. Холодная, горная вода быстро съедала человеческое тепло.
Марина почувствовала прилив сил и бодрости. Внутри все перевернулось, как в этом самом вулкане много-много лет назад. Она соскользнула с края и полностью окунулась в воду. Она почувствовала прилив сил. Ей казалось, что она сможет выскочить на этот камень-причал как пингвин, не касаясь руками. Холодная вода теперь не казалось таковой.
Марина еще отплыла немного дальше и с головой погрузилась в воду.
.
Дима долго сидел на краю обрыва. Он смотрел на воду, бросал камушки, пытался увидеть рыб и уже порядком заскучал, когда сзади послышались шаги.
Марина шла к нему на встречу и улыбалась. Она была абсолютно нага и молодые груди от холода приобрели довольно острую форму.
Дима начал вертеть головой по сторонам, нет ли рядом чужих взглядов, но супруги были совершенно одни.
— Ты чего как-то стеснительно и даже боязливо спросил он, продолжая смотреть по сторонам.
— Зря ты не пошел со мной, — сказал Марина и, прокашлявшись, добавила, — Это озеро действительно творит чудеса.
— Ты не заболеешь
— Все хорошо. Мне кажется, я теперь никогда не заболею.
Уверенно и настырно, она подошла к мужу и бросила влажные вещи рядом. Не мешкая ни секунды поцеловала Диму. Поцелуй был долгим и страстным.
Дима и сам не заметил, как его руки начали ласкать холодное тело жены. Вначале холодное и немного даже неприятное, но вскоре горячая кровь выгнала озерный холод.
— Я хочу тебя! не отрывая губ, прошептала она.
— Но
— Никаких но. Прямо здесь и сейчас.
Стыд и боязнь чужих взглядов прошли так же быстро, как и холод, что был в теле Марины.
Уже спустя некоторое время, они лежали на каменной глыбе, не боясь, что их кто-то заметит. Марина положила голову на грудь супруга и водила пальцами по шее, каждый раз нежно огибая выступающий кадык.
Дима вплетал пальцы в мокрые локоны длинных волос, совершенно не чувствуя ни холода, ни стыда.
— А где твое кольцо спросил он.
Марина подняла голову и с удивлением посмотрела на руки. Затем перевела взгляд на вещи.
— Соскользнуло, наверное, — испуганно и застенчиво сказала она.
.
Ровно через восемь месяцев, четыре недели и три дня, на свет появился новый человек. Имя этому человеку дали Анна. Девочка родилась вполне здоровая. Марина была на небе от счастья. Все эти проклятые и мучительные года она грезила ребенком. Мечтала о нем. Он ей снился. Она видела его наяву. И вот теперь она может не только видеть его в своем воображении. Она может прикоснуться к этой маленькой пухлой ручонке. Потрогать редкие волосики на голове. Увидеть шальные и удивлённые глаза малютки. Она может почувствовать сладкий аромат тельца. Прикоснуться к ее щечке и целовать. Целовать, целовать, целовать.
В отличии от Марины, Дмитрий не испытывал такого счастья. Естественно,он ждал появление Анны на свет, но его крайне раздражало поведение жены. Сразу за известием о ее беременности она стала сама не своя. Их семейная жизнь дала трещину, которая расползалась все шире и становилась все длиннее к тому моменту, когда подходил срок.
Единственное, на что надеялся Дмитрий, так это на то, что после родов, все станет на свои места. Нет, он надеялся, что после родов все должно стать лучше. Ведь его мечта, и самое главное, мечта Марины наконец-то исполнилась.
Когда младенцу обмывали ножки, на даче собралось довольно много народа. Приехали все родственники. Ведь такое событие нельзя пропустить. Все знали, сколько денег, сил и времени было положено на то, чтобы у этой замечательной и красивой пары появился ребенок.
Гости, налюбовавшись на юную Анну, укрылись в беседке. Марина уложила дочку спать и вышла к гостям, не выпуская из рук радио-няню. Она прислушивалась к каждому шороху. Она ловила каждый вздох дочери, заставляя замолчать всех присутствующих.
Когда в очередной раз она задергала руками, давая понять, чтобы прекратились все звуки, у Димы зазвонил телефон и Марина бросила на него взгляд, полный гнева. Взгляд, который раньше он не видел. Словно на него смотрели не глаза жены, а глаза некоего существа. Они светились ярким мятно-голубым цветом, будто она была в линзах. Дмитрий придавил телефон ладонями и немного даже испугавшись взгляда, ретировался за угол дома.
— Я сейчас не могу говорить, — ответил он незнакомому номеру. Я занят, у меня
— Дмитрий Владимирович, — прервал его довольно властный мужской голос.
— Да. Я занят
— Я на пару минут. Меня зовут Жуков Герман Аркадьевич, я участковый. Может быть вы слышали, что на днях в Норвегии рванул вулкан. Слышали
— Ну, слышал. К чему вы клоните
— Не переживайте, мы не пострадали. Но легкая волна землетрясения докатилась и до нас. В общем, не буду тянуть. На днях нас слегка потрясло и горное озеро вытекло. На дне мы нашли труп вашей жены.
Егор Куликов

 

Источник

Обсудить историю

  1. Осипова Ева

    че за бред в последних строках???

  2. Колпакова Александра

    Ожидаемая концовка.

  3. Швецова Татьяна

    И в чем мораль сей басни? Нет детей — и не надо? Дети рушат брак? Отпуск — зло? Не купайся в не проверенно месте? Чтоооо?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *