Проходите, проходите! улыбнулась красивая белокурая ведьма, открывая дверь шире.

 

Проходите, проходите! улыбнулась красивая белокурая ведьма, открывая дверь шире. Я нерешительно переступил через порог, огляделся, чувствуя нарастающий интерес. Дом был обставлен дорого, со

Я нерешительно переступил через порог, огляделся, чувствуя нарастающий интерес. Дом был обставлен дорого, со вкусом. От самого входа, расположившись на постаментах разной высоты и стиля, лежали волшебные предметы: было видно, что хозяйка и сама с удовольствием пользуется ими, прежде чем продать. Почувствовав, что я отстал, Милада обернулась. Немного старомодное ситцевое платье колыхнулось вокруг ног.
Так что Вы хотели купить спросила она деловито.
Опомнившись, я покачал головой и полез в сумку.
Что Вы, я не за покупками. Я репортёр. В руках, словно подтверждая это, появились рабочие инструменты: простой диктофон, ручка и блокнот с готовым списком вопросов. Ваша «лавка чудес» становится всё популярнее, и я хочу рассказать о ней нашим читателям.
Милада скептически изогнула бровь, и я невольно залюбовался, так шло ведьме это ироничное выражение лица. Подумав с минуту, кивнула.
Садитесь. Я в вашем распоряжении ровно, Милада прищурилась, на полчаса.
Гобеленовое кресло аккуратно толкнуло меня под ноги. Я сел, скрывая неловкость за пролистыванием страниц.
Так… как давно Вы создаёте волшебные предметы спросил, подглядывая в блокнот.
Пять лет, сухо ответила ведьма.
Как пришла в голову такая идея
Она повела точёным плечом, без интереса скользнула взглядом по моей фигуре.
Решила поделиться с людьми своей магией, показать, что её можно укротить и подарить каждому. Милада украдкой зевнула. К тому же это прекрасный способ заработать на своём даре.
Ещё пару вопросов, такие же незаинтересованные ответы. Я слабо постучал носком ботинка по мраморному полу. Первое в жизни интервью шло не слишком гладко: я смущался, ведьма скучала. А ещё она явно и бесстыдно врала мне, скрывая истинные ответы. Я закрыл блокнот и бросил его на колени. Чёрт с ним! Не затем сюда пришёл, чтобы задать пару унылых вопросов.
Какое из творений Ваше любимое спросил, жадно следя за приятным лицом. Покажете
Милада пристально взглянула в ответ. Потом легко и грациозно встала с тахты. В её задумчивом лице мелькнуло непонятное чувство, напоминающее грусть.
Идёмте, сказала она, поворачивая к лестнице.
На втором этаже не горели люстры, и только редкие свечи разгоняли сумерки своим разноцветным пламенем. Блики блуждали по вазам, картинам и статуэткам, придавая им то окровавленно-красный, то мечтательно-розовый, то свеже-зелёный оттенки. Проверив, что я иду следом, Милада толкнула светлую дверь. Я прищурился от резко включившейся люстры.
Несколько лет назад я изобрела волшебную кисть, тихо произнесла ведьма. Остановившись у постамента посреди комнаты, взяла в руки длинную деревянную кисточку. Она даёт любому, кто возьмёт её в руки, дар изобразить на холсте свои мысли и превращает в художника даже человека, никогда не рисовавшего.
Девушка протянула кисть, предлагая мне проверить её в действии. Я приблизился. С благоговением взял в руки первый волшебный предмет в моей жизни. Отпустив кисть, Милада тут же без интереса отвернулась, разглядывая висящие на стене комнаты картины.
Эту вещь я не продаю, тихо сказала она. Нет-нет, ни за что. Вещь, позволяющую увидеть чужие мысли, стоит держать при себе.
Милада натянуто рассмеялась. Я с удивлением обернулся на неё, скользнул походя взглядом по стене. По всеми периметру комнаты висели портреты штук десять каких-то девушек. Объединял их только светлый цвет волос, да ещё что-то едва уловимое, неосознанное. Милада слегка качнулась под моим взглядом, плавно подошла, протягивая лист бумаги.
Рисуй, произнесла ведьма, смягчая приказ улыбкой.
Оторопев от происходящего, ошалев от случайного касания её хрупкой ладони, я осторожно окунул кисть в чернила.
Вопрос, что рисовать, не стоял натура напрашивалась сама. Она прохаживалась по комнате, что-то насвистывая под нос, скользила по картинам лазурью своего взгляда, убирала за ухо прядь. Я провёл первую линию, и рука побежала по листу сама, вырисовывая желаемое так, как видел внутренним взором. Я чувствовал себя моряком, очарованным пением сиреной и влекомым жаждой прикоснуться к прекрасному. Сердце радостно трепетало в груди, как от некого таинства, означавшего исполнение заветной мечты. Я рисовал Миладу так, как не умел сам, и этого оказалось достаточно для нахлынувшего восторга.
Волшебная кисть изогнулась, прорисовывая смешливо вскинутые брови. Я невольно улыбнулся, с теплотой глядя на них. Снова перевёл взгляд на ведьму, примеряясь к стройной фигуре и летящему платью. Уже понимая, что я делаю, Милада стояла, оперевшись на стенную панель. Её немигающий, как у змеи, взгляд холодно следил за моими руками, а те летали, как птицы, выпущенные из клеток.
Закончив, я отложил кисть в сторону. Неожиданно смущённо посмотрел на рисунок, почти не отличавшийся от оригинала. Он напоминал фотографию, точно запечатлевая каждую столь приятную взгляду черту. Он выдавал меня с головой. Я уже было хотел сложить лист и сунуть в карман, но ведьма быстро подошла и встала за спиной. Я сглотнул.
Неплохо, произнесла Милада бесстрастным голосом. Очень реалистично.
Боковым зрением я увидел, как взмахнула изящная рука, и вокруг рисунка замелькали искры, постепенно складываясь в рамку. Бесцеремонно выхватив получившуюся вещицу у меня из-под носа, Милада отошла в сторону.
В чём дело спросил я, шагая следом.
Ведьма рассеянно покачала головой.
Ни в чём. Просто, она удивлённо хохотнула, никто ещё не рисовал меня так красиво.
Я повёл плечом. Похвала казалась странной. Положив кисть на постамент, я стиснул в руке диктофон, который так и таскал за собой.
С волшебной кистью Вас любой так нарисует, ответил я.
Милада оглянулась. Покачала, прищурившись, головой.
Не любой. Помнишь, что я говорила про кисть
Она отошла к стене и приложила к ней рисунок. Тот мгновенно приклеился, повис под одной из картин. Милада задумчиво провела пальцем по рамке.
Кисть изображает то, что видишь в собственной голове, продолжила ведьма уже ровнее. Она помогает нарисовать меня так, как воспринимаешь ты. А воспринимают люди на удивление неодинаково.
Ведьма развернулась. Её распростёртые руки указывали на висящие за спиной портреты.
Это всё я, пояснила Милада. На всех картинах изображена я волшебной кистью.
Я растерянно похлопал глазами. Присмотрелся к картинам, выискивая сходство между десятком блондинок. Теперь при пристальном рассмотрении я начал замечать общие черты, но они тонули в куче субъективизма. С одного холста на меня смотрела хищница, дерзкая и уверенная в себе, с другого милая девушка, образец добродетели и невинности. Взгляд перебегал с одной картины на другую, а я с трудом пытался увязать в голове множество образов одного и того же человека. Даже цвет глаз варьировался от почти белого до зелёного и грозового.
Я встречалась с авторами картин, сказала Милада, не двигаясь с места. Грустно, задумчиво улыбнулась. Каждый из них в своё время захотел изобразить меня. Воспользоваться волшебным даром и увековечить свои фантазии на мой счёт. И каждый раз, глядя на портреты, я не узнавала себя.
Она посмотрела мне прямо в глаза. Я сглотнул снова, чувствуя, как смущение нарастает с новой силой.
Никто из моих любовников не видел меня такой, какая есть, медленно сказал Милада. Не слишком злой, не слишком доброй, иногда сильной, иногда слабой, иногда дерзкой, а иногда нежной, как мама со своим детёнышем. Просто мной. Никто до тебя.
Я отступил на шаг, что-то невнятно бормоча. Под её пытливым, вопрошающим взглядом хотелось провалиться сквозь землю. Сбивчиво извинившись, я вышел из комнаты и поспешил по лестнице вниз, чувствуя, как от неловкости краснеют щёки. И зачем я только задал тот вопрос
Эй, репортёр!
Я с замиранием сердца поднял голову. Милада стояла наверху лестницы. Босая нога постукивала по перилам, голубые глаза смотрели с озорным прищуром.
Ты диктофон включить забыл, сказала девушка, медленно спускаясь следом. Или в журналах его теперь носят лишь для виду
Я вздрогнул и покосился на бесполезный аппарат в руке. И правда ни один огонёк не светился. Запись не шла. Вздохнув, я обречённо взглянул на девушку. Та остановилась рядом, наблюдая за моим смущением.
Если хотел со мной встретиться, мог просто пригласить на кофе, заметила Милада с улыбкой.
Я невольно усмехнулся, скорее собственной глупости, чем её словам. И правда, стоило действовать напрямую, а не придумывать дурацкие схемы, как познакомиться под благовидным предлогом.
Тогда приглашаю сейчас, сказал я, глядя в голубые глаза.
Ведьма повела плечом, кинула гордый взгляд из-под лёгких ресниц.
Принимаю приглашение. Кофе, так и быть, заварю сама, добавила она.
И взбежала назад на второй этаж. Нетерпеливо оглянувшись, исчезла в коридоре.
Поколебавшись с мгновение, я бросил ненужный диктофон в сумку и поднялся следом.
© Лайкова Алёна

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *