Я тут, на отдыхе, расслабилась, потеряла осторожность и решила аккуратненько расспросить младшенького своего, как ему наша великая классическая литература

 

Я тут, на отдыхе, расслабилась, потеряла осторожность и решила аккуратненько расспросить младшенького своего, как ему наша великая классическая литература Начала так непринуждённо, но весьма

Начала так непринуждённо, но весьма тривиально: А какая литературная героиня у тебя самая любимая
А он мне тут же, не задумываясь:
Старуха-процентщица из «Преступления и наказания».
Я, прифигев немало: «Почему!»
Подросток с достоинством и глубокой убежденностью в голосе:
Знаешь ли, мама, в те давние времена женщины, как правило, были далеки от бизнеса. Кроме того, не изучали в должной мере математику и экономику. Эта процентщица была очень продвинутой и передовой для своего времени женщиной! И заметь: она содержала беременную сестру Елизавету! Сама себя обеспечивала и другим давала жить. А тут, понимаешь, выскакивает какой-то полоумный с топором и хрясь!
Одну из достойнейших женщин того времени убили, исключив сразу из сюжета. А так было интересно бы почитать поподробнее, почему она выбрала такую работу, как вела дела Гораздо интереснее и полезнее, чем про душевные муки убийцы.
Больше я ничего не спрашивала.
Анастасия Николаева

 

Источник

Обсудить историю

  1. Араб Добрый

    Самый любимый персонаж из басни Ворона и Лиса — это сыр. Спокоен, сдержан, молчалив и терпелив. Его не волнуют разборки между персонажами и собственная участь ему тоже безразлична. Он познал дзен.

  2. Араб Добрый
  3. Крофт Лара

    3.14здешь. только под седую перхоть начинаешь переосмысливать классику. не мог так юный щень ответить. мы часто приписываем детям наши мысли. сама грешна.
    вот только сегодня в Муме истины искали. дети, хоть умны и прозорливы, смотрят поверхностно, это мы улавливаем «у всяких бед одно начало…»

  4. Projdak Faina

    Что Лиза была слабоумной — помню. А вот чтобы беременной — нет

  5. Rafikova Diana

    Лизавета была инвалидом детства…

  6. Лосев Андрей

    Очень сомнительно, что Лизавета была беременной, но то, что современный школьник это предполагает, говорит о том, что он отлично знает текст. По поводу «беременности» вот комментарий от лучшего на сегодняшний день знатока и исследователя «Преступления и наказания» доктора филологических наук Б. Н. Тихомирова: «К сведению (чтобы знать, откуда ветер дует): Даже в журнальной редакции (по недосмотру Ф.М.) был напечатан фрагмент, являющийся рудиментом ранней редакции. Настасья говорит: » А ведь ребенок-то лекарский был! <...> Вот этого, лекаря-то твоего (т.е. Зосимова). Сама сказывала (Лизавета)». В висбаденской же редакции та же Настасья говорила: «Ведь ее ж потрошили. На шестом месяце была. Мальчик. Мертвенький». Однако главный вопрос: почему Ф.М. отказался от этого решения, которое изначально было в его творческом замысле?»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *