-От кого От кого брюхатая, говори!! Эх, тыыыы!

 

-От кого От кого брюхатая, говори!! Эх, тыыыы! Мать громко зарыдала, закрыв лицо руками. Полчаса назад в бане она обнаружила у единственной дочери подозрительно выпирающий живот, и ее осенила

Мать громко зарыдала, закрыв лицо руками. Полчаса назад в бане она обнаружила у единственной дочери подозрительно выпирающий живот, и ее осенила страшная догадка…
-Ой, горе-то какоееее, да кто ж тебя теперь замуж возьмет, головушка твоя бедовая, что же ты наделала… Ох, стыдобища…
Дашина мать — не старая еще женщина, крепкая и сильная, как лошадь, с толстой, как кулак, золотистой косой, была родом из Вологды, и за тридцать лет жизни на Урале так и не избавилась от своего диалектного северорусского оканья.
Отец разъяренным львом ходил по горнице, то и дело бросая злобный взгляд на валяющуюся на полу жену. На дочь, испуганно закрывающую руками не заметный под платьем живот, он старался не смотреть — иначе его суровое мужское сердце начинало болезненно ныть, а к горлу подбирался горький плотный ком.
-Не уберегла девку, не уследила! — зарычал он, наматывая косу жены на свой огромный тяжелый кулак, — Что ж теперь голосить без толку Раньше надо было думать, а не у Петровны чаи гонять по вечерам! Вот я тебе сейчас…
-Ай, папка, не бей. Не надо, папка, отпусти! — Дашка, испуганно взвизгнув, мигом скатилась с лавки на пол и крепко обняла мать, не давая ее ударить, — Не виновата она, это я виновата, меня бей, папка, не трогай мамку, отпустиииии…
Отец, тяжело дыша, выпустил из рук косу, грузно осел на пол и закрыл лицо руками. Даша с матерью, успевшие отползти от Ивана на безопасное расстояние, с испугом смотрели на него.
-А мы ее к Григорьевне отведем, — подала голос мать, — Она такие вопросы умеет, и травами, и…
-Замолчи, дура!
Глава большого семейства, крепкий мужик Иван Федоров, прошедший две войны, похоронивший двух взрослых сыновей, — и при этом не проронивший ни слезинки, — сейчас он плакал, как ребенок, по-детски растирая слезы кулаками.
-Что же ты сделала, доченька, — глухо сказал он, стыдливо отворачиваясь, — Где же это видано, чтобы незамужняя девка брюхатой ходила, а От кого забрюхатила, скажи, я с ним разберусь…
-Ой, папка, не надо, не бей! — заголосила Дашка, подбегая к отцу и заключая его в объятия, — Не бей, пощади, он жениться на мне хочет, только ты позволь…
-Степка что ли — лицо Ивана исказилось страшной догадкой, — Да ты хоть понимаешь, что отец его — враг мой злейший, предатель и трус. И ты… с ним! Не бывать этому никогда! Прокляну… всех прокляну… — он тяжело поднялся и обвел присутствующих невидящим взглядом…
___________________________
На село уже опускались сумерки, когда тройка вороных быстроногих лошадей остановилась у ворот высокого богатого дома. Хоть и клялся когда-то Иван, что ноги его здесь никогда не будет, да судьба распорядилась по-своему…
Сердце бешено колотилось в груди в предчувствии нехорошего. Сейчас его столкнут с высокого крыльца, будут насмехаться над его доверчивой дочерью, сделают посмешищем для всей деревни, приказав убираться и брюхатую с собой забирать… Останется только утопиться от позора.
Вот уж не думал, что придется к врагу своему на поклон идти… Да видно правду говорят — в гроб не ляжешь, пока все посланное судьбой не испытаешь…
Стараясь быть решительным, Иван толкнул тяжелую входную дверь и вошел, ведя за собой присмиревшую дочь. После темных сеней свет в горнице показался ослепляющим, и на мгновение Иван прикрыл глаза.
Степки в горнице не было, зато отец с матерью, ужинающие за столом, повернулись на скрип двери и … остолбенели при виде вошедших.
-Ну, чего уставились — довольно невежливо поинтересовался Иван, оглядывая ненавистных ему людей, — Не гадали, что породниться придется Только вот Степка ваш… Это самое… В общем, дочь у меня беременная от Стапана вашего. Так что жениться придется, иначе… — раздухарившийся Иван от отчаяния не замечал, что машет руками в воздухе.
Сейчас ему влепят оплеуху и выставят со двора, наподдав напоследок ногой. И Дашку погонят… Уж он-то этих Ивановых знает, об их жестокости по всей деревне молва ходит… Вот сейчас, сейчас…
Мать Степки выскочила из-за стола и порывисто обняла Дашу.
-Ну, здравствуй, доченька, — она, прослезившись, с обожанием глядела на Дашку, — Всегда о дочке мечтала, да Бог нам только сына дал… Садись, милая, садись…
-Да и ты, сват, присаживайся! — Михаил, поднявшись из-за стола, жестом попросил Ивана присоединиться, — Чай, породнимся скоро, негоже нам враждовать… Садись, сват, садись — и в глазках его заблестели озорные искорки…
___________________________
Свадьбу детей двух давних врагов гуляли весело, с деревенским размахом. Пригласили даже Григорьевну — хоть и называют ее колдуньей, да обижать ее нельзя: она единственная в селе роды принимать умеет… А помощь им наверняка понадобится: счастливый Степка клялся, что у них с Дашкой родится богатырь…
Аиша Идрисова

 

Источник

Обсудить историю

  1. Горюн Любовь

    Слезу вышибает?Не по современному-то как! Ой ли,то ли еЩе прочитаем,ерЕтики руси-неруси?

  2. Стрелец Марина

    Карма вещь упругая?

  3. Лосев Андрей

    Написано прекрасным языком, а, если бы в конце произошло что-нибудь мистическое и ужасное, вообще была бы бомба. ?Но и так тоже хорошо. ???

  4. Дарма Татьяна

    Конец скомкан

  5. Тимошенко Ольга

    Помню, мать вечно в юности ворчала, вот, принесёшь в подоле)))) не принесла)

  6. Головков Евгений

    У матери волосы не могли быть заплетены в одну косу, в старину девушке, в день свадьбы, расплетали её косу и заплетали в две, и в две косы она потом их заплетала до конца жизни, хотя судя вот по этому обороту-«Она такие вопросы умеет, и травами, и…»речь скорее всего идёт о событиях в современной деревне.

  7. Замятина Настя

    Как то архаично для времени «после двух войн». Впрочем, кое-где до сих пор такие порядки.

  8. Грачева Мария

    В этой красивой истории один минус: трусливый письканосец Степка.У девки пузо уже видать- а он сцыт прийти сватать.Прям фу.Хотя… такие степки щас кругом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *