Как блинов-то охота. Но с блинами проблема. Проблема у меня. Да.

 

Как блинов-то охота. Но с блинами проблема. Проблема у меня. Да. Я люблю блины, как их пекла бабуля. Понимаете это были блины. Толстые и основательные. А не кружевные блинчики, не это ваше

Я люблю блины, как их пекла бабуля. Понимаете это были блины. Толстые и основательные. А не кружевные блинчики, не это ваше креп-сюзе, прастихосподи.
Их надо есть с икрой или с селедкой. Лук зеленый резать. Можно в мед макать, в сметану. Даже так — в смЯтану. Бабуля ела их с солью. Сворачивала и макала в солонку…
Они были воздушные и мягкие. Пахли деревней, зажиточностью. Иллюстрированы были русской печью с цветастой занавеской. Пухлой кроватью о четырех никелированных шарах. Ходиками с Аленушкой и гусями. Сундуком, окованным в железо. Иконой в бумажных цветах.
Ничего больше нет. Секрет утрачен невозвратно. Больше таких блинов никто не испечет. Никто не записал. А все потому, что на вопрос о блинах, бабуля махала рукой: тоже мне, большое дело. Возьми сковородку, муку и прокисшее молоко…
Брала.
«Мент получается» (с)
Наталия Кочелаева

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *