Вот я и доигралась

 

Вот я и доигралась В день всех влюбленных меня бросил муж. Так и сказал: Заяц, я тебя БРОСАЮ ненадолго, еду в командировку, во вторник вернусь. Молча я смотрела в окно, как чья-то машина

В день всех влюбленных меня бросил муж. Так и сказал:» Заяц, я тебя БРОСАЮ ненадолго, еду в командировку, во вторник вернусь». Молча я смотрела в окно, как чья-то машина увозит его по заснеженной улице. В моих бездонных глазах сквозило отчаяние. А ведь казалось бы, ничто не предвещало. С утра он попросил заштопать носки, долго барахтался в душе, а потом вдруг собрал чемоданы и был таков. Когда машина скрылась за углом, не в силах более выдерживать боль разлуки, я помчалась в салон красоты с мыслью: «Может так я его верну». Там мне пообещали, что сделают из меня красотку, к которой вернётся не только муж, но и потерявшийся пять лет назад кот и вера в прекрасное будущее. И тут же намекнули, что усы мне конечно очень идут, но немного добавляют возраста, чего мне категорически не хотелось.
Избавившись от лишней растительности и окидывая прохожих взглядом с поволокой, я побрела домой. Из-под ресниц с качественно положенным на них ламинатом так и хотела скатиться слеза. Но я помнила главные слова, которые услышала сегодня: «Сутки глаза не тереть и не мочить!»
И вот, когда трамвай уже нес меня в мою обитель тоски и одиночества, в телефон постучались. «Я уже в Париже», — писал мне Любимый. Чуть не задохнувшись от такой наглости, я даже не нашлась, что ответить.
«Как вы отметили день влюбленных» — спросят меня. «Мой муж устроил себе романтическую поездку в Париж», — отвечу я, нервно теребя подол шелкового платья. Хотя кого я обманываю — вытирая навернувшиеся сопли рукавом пуховика.
Но нет! Отставить панику! Мы и сами с усами (были) и можем сделать себе праздник! Дома ведь меня ждут дети, Карлсберг и сушёная тарань. Согласитесь, это не так уж мало. Дети суетились, мастеря из конструктора нечто невообразимое, периодически отбирая друг у друга детали и вереща. Тарань удивлённо таращилась, как бы вопрошая: » Неужели МЕНЯ ты будешь есть в этот день» А Карлсберг время от времени шептал мне: «Тсс.., малыш, ты самая, самая.» И вот, наблюдая, как башня из конструктора уже цепляется за люстру, периодически вытирая руки о газету и наслаждаясь всей этой романтической атмосферой, и я подумала: «А ведь не так уж и плохо, тысяча чертей! А Париж.. Париж, ты меня ещё дождешься..»

 

Olena .

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *