МАТЕРЫЙ .

 

МАТЕРЫЙ . Это случилось в конце пятидесятых годов.Батя мой погиб ещё до войны: волк на охоте порвал. Жена, Ниночка, умерла при родах. Ни её , ни сына спасти не удалось. Я очень любил свою жену

Это случилось в конце пятидесятых годов.
Батя мой погиб ещё до войны: волк на охоте порвал. Жена, Ниночка, умерла при родах. Ни её , ни сына спасти не удалось. Я очень любил свою жену и, когда её не стало, умер и я.
Добром бы это не кончилось, если бы не приехала матушка и не забрала меня в деревню.
Зима выдалась на редкость холодной. Повадились к нам в посёлок волки. То овцу задерут, то козу, то кур кто-то не досчитается.
«Зима больно лютая. Голодно зверью в лесу. Чем полдня за зайчишкой гонятся, он к людям идёт да скотину режет»-вздыхала мама.
Люди пытались найти на волков управу, да где там! Посёлок всего в двадцать дворов, а после войны там бабы, ребятишки, да Яков однорукий (руку на фронте потерял) за начальника. Приезжали пару раз охотники из района, но волки были как заколдованные. Бывало, загонят их, а они через флажки перемахнут и- в лес. Нескольких уложить всё же удавалось. Но те, что выжили, стервенели потом ещё пуще.
» Нельзя убивать зверей! «-вздыхая, твердила мама.

Почти каждую ночь волки приходили в деревню и как-то по утру ко мне заявилась целая делегация из стариков и баб. » Вся надежда на тебя, Егор. Кроме тебя с ними никто не справится. Ты должен это сделать, или все мы останемся без скота»- наперебой галдели они. Старики посоветовали мне расставить в лесу капканы, смазанные гусиным жиром.
Добыл я этого жира и хорошенько проварил в нём капканы. Взял ружьё, патронташ, собрался. Матушка была против
» Не пущу! Отец твой от волка погиб! «-горько рыдала она. Но, вырвавшись из материнских рук , я пошагал в сторону леса.
«Вернись!»-кричала мне во след мама, но мысли мои были уже далеко.
Расставив капканы, я затаился. Не знаю, сколько времени я так просидел… Вдруг — хруст снега под звериными лапами. Огромный матёрый волк встал совсем рядом и уставился прямо на меня. Я видел, как люто он оскалился и как глаза его кровью налились… Следом подошли ещё трое, поменьше. Всё так же свирепо скалясь, матёрый двинулся в мою сторону. Я попятился и мигом заскочил на дерево. Волки уселись вокруг. Они ждали, когда я усну и свалюсь им под ноги. Так бы оно и вышло, если бы матушка вовремя не забила тревогу. На выручку пришла подвода. Там были Яшка однорукий и несколько ещё не очень древних стариков. Началась пальба, но волки ушли в лес.
На следующий день я пошёл проверять капканы. Утро было морозным, снег упруго скрипел под лыжами. Метрах в десяти от опушки петляла волчья тропа и уходила в чащу. Мне повезло: в одном из капканов был крупный волк. Рядом отчаянно выл и кружился тот , матёрый. Не дыша, я замер за деревом , прицелился в него и спустил курок. Но тот, что в капкане, неожиданно прыгнул наперерез, закрыл собой вожака и снег обагрился его кровью. Матёрый ушёл. Я хотел было за ним, но не решился. Подошёл к убитому волку., осмотрел. Оказалось, что это волчица. Жаль что не вышло взять вожака, но на худой конец и эта стерва сойдёт! Волчица ещё дышала и я добил её. Крепко обвязав верёвку вокруг шеи этой твари, я приволок её в деревню.
Рассказал обо всём матушке. Но она задрожала от отчаянья за голову взялась! Твердила, что зверюгу эту надо немедленно оттащить туда, откуда взял!
Она-подружка вожака и к тому же, тяжёлая! Волчара видел, кто уложил его волчицу , запомнил врага в лицо и теперь жди беды!
Над посёлком сгущались сумерки. Мама сказала, что завтра с утра надо собрать людей и оттащить эту стерву в лес. Иначе я не жилец!

Я не верил в подобные байки и и только посмеялся над ней. Какой смысл тащить эту падаль обратно Тем более, я решил снять с неё шкуру и продать. За каждую волчью шкуру хорошо платили! А матёрого я всё равно достану и отправлю его к его же подружке!
Всю ночь мёртвая волчица пролежала во дворе. Мама не спала. Она долго ворочалась, твердила что-то про волчью верность, про месть, но я не слушал. За окном занималась пурга и под её завывание я заснул.
Снилась мне всякая ерунда. Оскаленная пасть мёртвой волчицы и волчий вой, протяжный и жуткий. Как может выть мёртвая волчица!
Снился матёрый вожак, топтавшийся возле нашего порога и лапой стучавший в дверь.
Несколько раз я просыпался , подходил к двери, прислушивался…Нет, ничего.
Только пурга воет злобно, неистово да ветер в дверь стучит… Под утро погода улеглась. Снега намело столько, что я с трудом открыл дверь и вышел во двор. Я вошёл в хлев …И… О ужас! Овцы, все до одной, лежали со вспоротыми животами. Весь хлев был залит их кровью! А возле своей будки лежал наш растерзанный пёс…
Матушка ещё спала. Выбора не было, матёрый будет мстить мне и дальше. Я понял, что выбора у меня нет. Погрузил волчицу на санки, взял ружьё и пошёл в лес.
Старый волк был уже на месте. Тоскливо задрав морду к небу, он выл. Выл безнадёжно и страшно. Выл, словно прося помощи у леса, не защитившего его подругу и его потомство..
Выл, словно пытаясь рассказать небесам, как ему холодно и одиноко без неё. Я вспомнил свою Ниночку. Вспомнил, как любил её… А она просто умерла и забрала с собой моего сына. Выл я тогда так же, как он сейчас!
Я остановился в десяти метрах от него, снял волчицу, положил на снег и хотел незаметно уйти. Но было поздно: волк заметил меня.
Не мигая и не шевелясь, он двинулся ко мне и застыл совсем рядом. Он был совсем седым! Я буквально взмок от ужаса. Животный страх ледяной струйкой стекал мне за шиворот и я едва не наделал в штаны… Уставившись прямо в мои зрачки, волк размышлял о том, как удобнее будет ему завалить меня.
Его мощное тело напружинилось, напряглось… Ещё миг и он прыгнет, свалит меня с ног и вцепится в глотку! А мне вдруг так захотелось жить!
«Не надо…Не надо!»-одними губами шептал я.
Волк медлил. Он готов был порвать меня одним прыжком, но не двигался с места. Всё так же стоял и смотрел мне в зрачки. В глазах его было столько боли, страдания и муки, что я оторопел…
«Прости! Да, я убил твою подругу. Убил детей, которых она носила. Я виноват. Теперь ничего не поправить. Я тоже потерял жену и сына. Понимаю тебя. Я возвращаю тебе твою любимую. Ты убьёшь меня, но её ты этим не вернёшь! Видишь, я снимаю ружьё. Не буду стрелять в тебя.»
Не сводя глаз с волка, медленно-медленно я снял ружьё и положил его на снег.
«Я безоружен. Видишь Клянусь , больше никогда не буду охотиться. Никогда не возьму в руки ружьё. Пожалуйста, дай мне уйти. Слышишь «-исступлённо шептал я.
Волк по-прежнему смотрел на меня, не мигая и мне показалось, что на его глазах блеснули слёзы.
«Ты имеешь право убить меня и отомстить за неё. Если решил -убей. Сделай это быстро. Я поворачиваюсь спиной. Убей, если тебе от этого станет легче.»
Стараясь не делать резких движений, я медленно повернулся к нему спиной и двинулся в сторону дома. Волк шёл следом. Я чувствовал, как тяжело сопел он в мою спину. Мысленно я был уже готов к смерти. Но враг медлил, решив помучить меня ожиданием. Я слышал хруст снега под его громадными лапами, чувствовал его запах и молил Бога, чтобы он послал мне скорую смерть. Наконец лес расступился и показались дома. А вот и наша изба! И растерянная, обессилевшая от слёз матушка встречает меня у порога.
«Сынок! Сыночек мой! Не чаяла живым увидеть!»-исступлённо шептала она , прижимая мою голову к своей груди.
«Он здесь»
«Кто»-удивляется мама. Я обернулся… Волка не было! Он оставил мне жизнь! Маме я так ничего и не рассказал. После того случая, я полностью поседел. Набеги на деревню прекратились. Спустя много лет я рассказал этот случай одному бывалому охотнику.
«Волк всю ночь метался возле твоей избы. Если бы ты вышел ночью-он бы порвал тебя.
Но , едва он увидел тебя, так похожего на слабого и неразумного волчонка, понял что не сможет лишить тебя жизни. Как можно убить человека, который настолько жалок и беспомощен! Он прогнал тебя из леса, чтобы ты никогда не возвращался туда убивать…

 

Я выполнил свою клятву: ни разу с тех пор не брал в руки ружьё.

Ирина Кашаева

Источник

Обсудить историю

  1. Косова Елена

    Мне кажется, что в этом мире звери это люди, а звери более человечнее своими поступками.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *