Из дворов, покрытых ледяными колдобинами, стали мы с Пеппи ходить на прогулку в наш городской парк

 

Из дворов, покрытых ледяными колдобинами, стали мы с Пеппи ходить на прогулку в наш городской парк Выхожу я вечером, часов в 20. Парк старый, компактный, расчерчен дорожками, скупо освещён

Выхожу я вечером, часов в 20. Парк старый, компактный, расчерчен дорожками, скупо освещён фонарями.
Вечером производит полное впечатление локации для съёмок о маньяке.
И вот идём мы с собакой Пеппи, вокруг тишина, ни души.
Заходим на первую же дорожку, вдруг вижу — впереди пара. Смутные фигуры стоят у нас на пути.
Наркоманы! Как пить дать — наркоманы! Сейчас догонят, скажут: «гони деньги, золото, брильянты, биткоины, акции или облигации!»
А у меня нет ничего, кроме собачьего корма и пакетов для утилизации собачьих отходов.
Причём, и дома тоже тот же набор.
И я начну медленно вытаскивать из кармана сумочку с кормом, потом рулончик пакетов, как бы делая вид, что под ними уже вот всё остальное, запрашиваемое. А потом швырну им в лицо корм, пытаясь сбить этих наркоманов с толку и побегу в сторону канадской границы.
Но не далеко. Потому что собачка моя умная, потащит меня обратно — собирать рассыпанный корм.
Это я всё придумываю, а сама удаляюсь от подозрительных псевдонаркоманов, которые при наведении резкости оказываются целующейся парочкой.
Но я не сдаюсь: «Целующиеся наркоманы! Скажи, что так не может быть»
Дальше группа подростков на замёрзшем фонтане. «Сейчас бить будут, Пеп. Точно Люберецкие гопники!»
Побьют, снимут на видео, а моя собачка влезет в кадр со счастливой улыбкой!
Псевдогопники не обращают на тётку с собачкой никакого внимания. Смотрят какие-то видосики в телефоне. Наверняка, как они избили другую жертву!
Заходим в самую мрачную зону — фонарей всё меньше, один из них моргает. Вокруг тишина, тьма, забор, за которой железная дорога. Вот сейчас и появятся он — кровавый маньяк с топором. Выйдет из тени: как всегда — человек без лица, вернее, с лицом, по которому никогда не скажешь, что маньяк.
Это ваш сосед Михалыч, который подкармливает котиков, летом вывозит на дачу жену с рассадой, новый парник и старый диван. На работе в ЖЭке любимец бухгалтерии, шутник и балагур.
И только такими вот вечерами, когда ветер стучит в окно голой веткой тополя, внезапно появляется знакомая дрожь, он говорит жене Ниночке: «Схожу в гараж, за отвёрткой. Оладушков так хочется, Нинуль. Нажарь-ка мне оладушек, зая.»
Так и говорит — зая. 30 лет душа в душу!
И выходит. В парк. Где за деревом, за кадушечкой, спрятан топор. Или отвёртка!
И ждём там в темноте пока пройдём мы с Булочкой.
И выйдет из темноты и спросит: «А что это у вас за собачка Болонка»
Я всё сразу пойму, потому что подготовлена уже к таким случаям и побегу со скоростью ветра, перепрыгивая через сугробы, поваленные деревья и двухметровые заборы.
Маньяк скажет: «Ох ты ж ёк макарёк! Совсем бешеный клиент пошёл.»
Медленно оближет край топора/отвёртку/ус и пойдёт есть оладушки.
А я остановлюсь только на 85-м км МКАДа, посигналю глазами проезжающим мимо автомобилям — «при перестроении включаем поворотники!» и степенно пойду домой.
Дойду домой, а вокруг весна, птички, маленький комарик проснулся и летит навстречу своей судьбе.
В общем, продолжаем выходить в парк. Ведём наблюдение. Боремся с собственными страхами. Собачка Пеппи борется буквально. Вчера нас окружили четыре больших пса — познакомиться. Она элегантно присела и пописала тут же. Так сняла общее напряжение. Неплохое решение. Можно и воспользоваться.

 

Nataliya Drovosek

Источник

Обсудить историю

  1. Поляк Иоанн

    ля, ты хуйню несешь. покажись, дровосек

  2. Орлова Елена

    Психоз какой то у тëтки??

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *