Наконец-то гости ушли

 

Наконец-то гости ушли Олег выдохнул и стал помогать жене собирать со стола грязную посуду. Вообще-то, они любили принимать у себя гостей, даже больше, чем ходить в гости. Олег обожал готовить и

Олег выдохнул и стал помогать жене собирать со стола грязную посуду. Вообще-то, они любили принимать у себя гостей, даже больше, чем ходить в гости. Олег обожал готовить и радовался, как ребёнок, когда гости уплетали, нахваливая, приготовленное. Но сегодня он чувствовал себя опустошённым и уставшим. — Знаешь, Галчонок… Устал что-то. Я завтра с утра сам всё уберу. Давай посидим немного.
— Давай, посидим. Ты себя хорошо чувствуешь — встревожилась жена.
— Не знаю. Устал… Старею, наверное. Что-то гости стали утомлять. Лучше самим ходить — захотел, встал и ушёл… и никакой тебе грязной посуды.
— Ну, ты же любишь готовить! Видел, как Орловы сметелили твой мясной рулет Он и правда у тебя получился очень вкусным! Ничего не осталось!
— Готовить люблю. Но, можно ведь ограничиться семейными праздниками. У Алёшки, например, скоро день рождения. Мама твоя приедет, мои тоже. А это вот всё… не знаю, что-то меня стало напрягать уже.
— Да ладно тебе! Ты просто устал, Олежек. Иди ложись, я сама всё потихонечку уберу.
— Нет, прости, я так не могу… давай завтра
— Ну, как скажешь, завтра, так завтра.
Когда супруги легли, Олег, перед тем, как заснуть, спросил:
— Галь, а ты ничего странного за Туманчой не заметила
— Да нет. Туманча как Туманча, в своём репертуаре. А что я должна была заметить
— Да так… показалось, наверное. Не бери в голову, спи.
С этими словами муж заснул, похрапывая, а у Гали напротив, весь сон пропал. «Туманча» — так в их компании называли Ирку Туманову. Это прозвище приклеилось к ней с давних времён, она уже привыкла к нему и не обижалась. Позже, выйдя замуж, она взяла фамилию мужа, но для старых знакомых так и осталась Туманчой. А её мужа стали называть «муж Туманчи».
Рождение двух детей не спасло, скорее даже ускорило развал их брака. Осенним утром муж Туманчи вышел из дома и не вернулся. И к сыновьям, одному из которых было три, другому два — интереса больше никогда не проявлял.
В компании никто по нему не скучал: за пять лет он так и не смог стать своим. Зато Ирину жалели и продолжали звать на вечеринки, как было прежде. Но, поскольку там все были люди семейные, Туманча была, как рукав, который не к чему пришить. Подруги испытывали неловкость рассказывая о каких-то семейных сценках, (им было стыдно перед ней, что у них всё хорошо), мужчины тревожно оглядывались на жён, когда Туманча, по обыкновению, при встрече звонко с ними лобызалась. Конечно, все так делали, но по-светски: не касаясь губами щёк. Она этого не понимала. И если для замужней дамы это была милая особенность, то для разведёнки в поиске — непростительная оплошность.
Олег, скорее всего, намекал на то, что Ирина вела себя с ним слишком развязно. Может быть, поцеловала слишком откровенно Или делала какие-нибудь намёки «Неужели она не понимает, что это смешно!» спрашивала себя Галина.
Туманча никогда не отличалась ни красотой, ни харизмой. Что-то карикатурное было в её облике. Слишком жёсткие волосы она была вынуждена заплетать в косу. Если распускала её, становилась похожа на Бонифация из известного мультика. На щеках у неё всегда играл яркий румянец — никто и никогда не видел её бледной. Голос её был слегка гнусавым, и если в юности это придавало определённый шарм, то сейчас, когда был преодолён очередной возрастной рубеж — наоборот.
Галя стала вспоминать вечер в деталях. Вот пришли гости, Туманча явилась одной из последних: принесла компот собственного сочинения и пирог с вишней.
— Знаете, я тут, наконец, познакомилась… — закатила она глаза, забравшись на кресло с ногами — с мужчиной.
— Не может быть! — подколол её Генка. Похоже, он явился в гости уже «нарядным».
— Ух ты, рассказывай! Кто он— присутствующие повернулись к Ирине и навострили уши.
— Он… военный лётчик. — улыбнулась та улыбкой Джоконды.
— Ооооо!
— Ну, ты даёшь!
— Молодец! — послышались одобрительные возгласы.
— Наконец-то! — обрадовалась за подругу Галя. — Разведён Вдовец
— Пока не знаю… — потупилась Туманча. — Я спросила, но он просто сказал, что его сердце свободно.
— Ты с такими поосторожнее! — поправив очки, сказал Генка. — Наверняка женат, просто жена ему не даёт воплотить его извращенные фантазии… вот и нашёл тебя для этих целей!
— Ну-ка, ну-ка! С этого момента поподробнее! — засмеялась Мила, Генкина жена. — чего ему там жена не даёт воплотить
— Всё по Фрейду! — пытался увернуться Генка, но было поздно: отовсюду Миле давали советы приглядеться к мужу и спросить себя: всё ли сделано для того, чтобы он не присматривался к одиноким дамам. Пока смеялись и шутили про Генку, про Туманчу как-то позабыли. Вспомнили, только когда она в голос зарыдала.
Все тут же бросились обвинять Генку в бестактности и цинизме. В конце концов, они с Милой обиделись и ушли. А вокруг Ирины начались «танцы с бубнами», все наперебой жалели её и уверяли, что она ещё молода и в состоянии построить крепкую семью без всяких там женатых извращенцев.
Самой Туманче роль обиженной жертвы нравилась. Она с удовольствием принимала комплименты и даже успела выбить для себя определённые преференции: Леськин муж должен был отвезти её с детьми на машине на какую-то ярмарку, а Людкин Вовка — починить текущий кран.
Надо ли говорить, что Леська и Людка были не в восторге. Они вышли на кухню, выпустить пар.
— Что это за хрень такая У Вовки только один выходной, и тот «плавающий»! Почему он должен тратить его на какой-то кран Она, что, сантехника не может вызвать — возмущалась Люда, прикрыв дверь кухни.
— Действительно. — вторила ей Леся. — А сантехник, между прочим, может оказаться не совсем урод. И не совсем дурак…
— Главное, чтобы «не совсем женат»! — мрачно ухмыльнулась Люда. — но Туманча вместо сантехника предпочитает чужого мужа!
— Ой, девочки, ну зачем вы так — сказала хозяйка. — Ире сейчас тяжело. Мы все в каком-то смысле должны её поддержать!
— Так мы и не отказываемся. Но ей нужна не наша поддержка, а наших мужей. Мне это не нравится! — сказала Людка и пошла в гостиную, где Туманча осаждала её мужа разговорами о масштабах своих бытовых проблем.
— Вов, нам пора! — Люда выразительно посмотрела она на мужа, и тот был рад внезапному спасению.
— Так рано Время -то детское! — расстроилась Туманча. — Вовчик, ну тогда до четверга
— Ир, ты извини, но Вова не сможет починить твой кран. У нас есть другие планы на его выходной. Тебе придётся вызвать сантехника!— захлопав ресницами, сказала Людка, и не дав Туманче опомниться, вытолкала мужа в коридор.
Леся и Галя мысленно зааплодировали ей, а потом Галя спросила:
— А что твой лётчик-то Может он всё починит
— Ну девочки… я так не могу. У нас романтический период: переписываемся, он мне стихи читает по телефону… вот, в ресторан пригласил в пятницу. А я к нему с краном
— Почему нет Спугнуть боишься — не выдержала Леська. — И на ярмарку с детьми тоже могли бы съездить вместе!
— Я поняла, вы меня осуждаете. — опустила голову Ирина, её глаза снова были готовы пролиться слезами.
— Да нет же! Просто ты сама у себя крадёшь шансы построить свою личную жизнь!
— Я считаю, что его рано знакомить с мальчиками. И потом… вдруг Генка прав… Вдруг он …женат! — прогнусавила Туманча.
Все снова бросились её успокаивать. Вспомнив это, Галя накапала себе валерьянки, и, наконец, заснула.
Началась новая рабочая неделя. В суете Галя забыла и про Туманчу, и про хандру мужа относительно гостей. Вечером они с Олегом разместились у телевизора. Сын лёг спать, и они никак не могли решить, что смотреть: детектив или мелодраму. И тут раздался звонок.
— Алло! — Галя схватила трубку. Она боялась поздних звонков.
— Галь, привет! Позови Олега, пожалуйста! — кричала в трубку Туманча. Голос был такой, словно её пытают. Галя в недоумении протянула трубку мужу.
— Слушаю. — кашлянул Олег.
Галя смотрела на лицо мужа. Она слышала в трубке крик Туманчи, но не могла разобрать слов.
— Хорошо, сейчас подъеду, не волнуйся. Попробуй дозвониться до управляющей компании, у них есть аварийный телефон. Не паникуй. Скоро буду.
Олег отложил телефон и с тоской посмотрел на жену.
— Надо ехать. У неё там потоп. Машинка заливает или трубу прорвало, я так и не понял.
— Олег, ну ты же… у нас же Вовка мастер по сантехнике…
— Да, она говорит, звонила ему, он трубку не берёт. Ладно, съезжу, помогу. Постараюсь вернуться побыстрее.
Он быстро оделся и вышел. Галя поняла, что, пожалуй, недооценивала Ирину.
Муж вернулся через час.
— Ну, что там — спросила Галя.
— Я сделал всё, что мог: вызвал аварийку. — сказал он, снимая кроссовки.
— Ну, там и правда потоп
— Да, подтопило немного, но не критично.
Супруги посмотрели друг на друга, обнялись и пошли в спальню, передумав смотреть телевизор.
Через полгода у Милки с Генкой была годовщина свадьбы и они собрались отпраздновать это событие в ресторане. Долго совещались: звать Туманчу или нет. Если раньше Галя заступалась за неё, то сейчас она разделяла мнение остальных— Ирине не место в их компании. Её не позвали.
В назначенный день гости расселись за столом. Вместе с ближайшими родственниками Гены и Милы, а также друзьями и коллегами, народу набралось достаточно.
— Надо было заказывать «Большой зал»! — прикрыв губы рукой, шепнула Мила.
— Я не смог, он уже был забронирован. Какой-то хрен важный успел забить.— оправдывался Гена.
— А кто-там так орёт Тамада что-ли — прошептала Мила.
Генка подозвал официанта, и спросил:
— А кто там в соседнем зале сегодня гуляет Громковато!
— Там сегодня свадьба. Говорят, жених — герой России, военный лётчик. — понизив голос, сказал официант.
Гена с Милой, не сговариваясь, встали и пошли, обгоняя друг друга, в Большой зал. Там было громко и ярко. Выступал приглашённый ансамбль. Невеста с женихом как раз танцевали.
— Эх… а я то думала, что невеста — наша Туманча. — разочарованно прошептала Мила на ухо мужу.
— Слушай, так это, кажется она! — неуверенно сказал Генка.
— Да ну, ты что! Очки протри! Эта моложе… и красивее. Думаешь, она бы нас не пригласила, на собственную свадьбу Насела бы за месяц на Олежку, чтобы возил её по магазинам!
— Да… действительно. Бред.
Они вернулись за стол, и Мила, толкнув Галю, сказала:
— Там в соседнем зале свадьбу гуляют. Мы с Генкой ходили посмотреть.
— Ну, и как там — Галя прихлебнула вина.
— Нормально. Жених — герой России. Мы сначала подумали с Генкой, что если невеста — наша Ирка Но ошиблись — та моложе и без очков. Эх, надо было всё -таки позвать Туманчу, неудобно как-то… Сидит, небось, одна, скучает.
В соседнем зале веселье шло полным ходом. От шампанского и поцелуев у Ирины кружилась голова. Закончив танец, они с мужем, наконец, вернулись на свои места.
— Ты сегодня так хороша… Красавица моя! И всё же, странно, Ириш, почему ты не позвала на нашу свадьбу своих подруг Где подруги невесты — спросил муж.
Ирина нацепила на нос лежащие на столе очки и посмотрела на него зелёными глазами.
— Боюсь расплескать своё счастье… — сказала тихо и уткнулась в шеврон на его рукаве.
— Что Повтори, пожалуйста, я не понял…
— Нет больше у меня подруг! — сказала она, подняв голову.
— Ну, ничего. Смотри, какие красавицы — жёны моих ребят! — засмеялся новоиспечённый муж. — Они с радостью примут тебя в «клуб офицерских жён!» — он подмигнул крашеной блондинке, которая раздув ноздри, как боевая кобыла, натянуто улыбнулась и вытянув перед собой фужер с шампанским, завопила:
«Горько-о-о!!!»

 

Лютик

Источник

Обсудить историю

  1. Гомельская Мама-Ира

    Годы показали, что самый лучший вариант — муж! Друзья — кто его знает,может, и существуют вот прямо такие,как в книгах, но нам не довелось. Есть друзья, перед праздником созваниваемся. Дети, внуки у всех, и уже никто посторонний не нужен

  2. Партизанка Анка

    Всегда прибешивали такие бесцеремонные Иришки. Одолжи ей мужа, денег, с детьми посиди. Семейным лучше общаться с семейными. И в жизни эти Иришки в итоге так и живут одни, никаких лётчиков героев, они к ним разве что временно залетают.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *