За соседним столиком сидели две девушки, наверное, околодвадцатилетние

 

За соседним столиком сидели две девушки, наверное, околодвадцатилетние Одна другой говорит: - Слушай, ну у них так некрасиво в офисе. Тоска. Я реально еле выдержала этот месяц. Ноги моей там

Одна другой говорит:
— Слушай, ну у них так некрасиво в офисе. Тоска. Я реально еле выдержала этот месяц. Ноги моей там больше не будет.

Вторая отвечает:
— Вот да, я когда маме то же самое говорю, она мне «ты что, хочешь чтобы тебе еще и вид красивый был».

И расхохотались.

Я сделала глоток капучино и ощутила под ногами почву другой планеты. Она называется «картонка на холодной земле старого рынка».

У нас, выросших в конце восьмидесятых и девяностых, странные отношения с эстетикой. В эпоху нашего детства за шкафами не клеили обои (в целях экономии), а светлые мягкие седушки стульев заворачивали в целлофан (Господи, мой телефон даже слова такого не знает — «целлофан»). Завтраки-обеды-ужины подавались в какой угодно посуде, а красивый сервиз в серванте нужно было смотреть, как многосерийное импортное кино. Такой себе инстаграм девяностых.

Именно в нашу эпоху мужчины перестали носить костюмы. Изредка – малиновые пиджаки, но их еще нужно было заслужить по статусу среди «братвы». А классическая «двойка» канула в лету вместе с интеллигентными рязановскими новосельцевыми. В почете были данилы багровы с подбитой губой и саши белые с ножиком в кармане. Сплюнуть под ноги, посмотреть коршуном и чтобы цепь на шее, чем массивнее, тем лучше. Кстати, у этого элемента гардероба была и практическая роль: цепью можно было отправить в нокаут противника во время частых тогда разборок (например, задушить).

Еще на наше детство пришелся весь глутамат натрия в мире и прочая химия: пакетики разводного сока юппи, мивина, куриные кубики маги, жвачки турбо, ром-кола и бренди-кола. Но, видимо, учитывая то, что мы были одного поколения с Чернобылем (привет, пошаливающая щитовидка!), нас не брала никакая химическая добавка. Не могли нас уничтожить и тогдашние стоматологи, вырывавшие зубы прямо в школе во время перемены и безо всякого наркоза.

В общем, выросли мы немного странными. В общей массе мы продолжаем бороться не на жизнь, а на смерть, и понятие о том, что такое удовольствие — у нас совсем другое. Благодаря приобретенной тогда живучести, многие из этого поколения достигли высот, но, поскольку все свое детство примеряли джинсы под дождем на картонке, забивают на собственный комфорт. Точнее, дискомфорт и отсутствие эстетики – для многих из нас и есть зона комфорта.

 

И все бы ничего, но пришло новое поколение, которое с детства слышит про свои границы, самостоятельно выбирает обои и декор в свою комнату, слушает любимую музыку в стоматологическом кресле, ходит на маникюр и бранчи в стильные места. Логично, что и от офисов они ожидают того же самого – удобства и эстетики. А что мы

Каждое поколение, которое выходит из возраста «нового», глядя на новоприбывших, делится три крайности: одни начинают остервенело следовать новым трендам, вторые – записываются на всевозможные тренинги, чтобы понять, что вообще происходит, а третьи – пытаются вернуть собственные порядки.

Понятно, что речь не о 100%. И в девяностые были разные дети, есть они и сейчас. Речь об общей ситуации. Я периодически вылавливаю себя в третьей группе, когда за бокалом вина оёёйкаю о том, что новенькие идут в никуда. Но.

У каждого поколения есть своя ноша. Своя особенность. Своя травма. Свой перегиб. Наши родители не были в этом оригинальны, и мы не были, и новенькие тоже продолжают эту игру. Только у них свой личный «завтык». Но – это исключительно их карма. Только они должны найти способ с этим существовать, чтобы выжить в условиях, которые им преподнесут последующие поколения (хи-хи-хи)). И та же история с нами: мы должны научиться жить в новых условиях, учитывая именно наши травмы детства, а не учить жить других.
В конце концов, и у них тоже можно взять что-то полезное.

Я снова взглянула на девчонок. Они уже не выглядели, как инопланетянки, а вместо щупальцев у них оказались руки с обычным разноцветным маникюром. Я хохотнула. А, может, они правы Мы, выросшие в дискомфорте, привыкли все усложнять. Но что если можно упростить И не ради кого-то, а (прости Господи) – ради себя

Не усложнять себе жизнь и стараться, чтобы всегда был красивый вид.

Выйти вечером на балкон и напомнить себе: мир изменился, и уже совсем не обязательно мерять джинсы на картонке и надевать то, что тебе не нравится.

Тамрико Шоли

Источник

Обсудить историю

  1. Шевченко Елена

    ???????

  2. Прицкау Жанна

    ????

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *