В минуту жизни роковую звоню подружкам. Для любого вида поддержки есть специалистка.

Когда желателен взгляд если не Иисуса Христа, то Бориса Гребенщикова, звоню одной. Она говорит: ты хорошая. Он хороший. Ситуация — говно, да. Но интересной формы. Как собор Нотр Дам, с этой точки, ммм Ты видела собор Нотр Дам Знаешь, Париж, особенно весной…
И я такая: чего я завелась, правда. По ерунде. В мире столько прекрасного. Париж весной.

Есть подружка, у которой в анамнезе всегда найдётся пиздец более лютый. Она скажет:
— Говнюк, чё. Мне, кстати, мой (муж, бывший муж, отец, дед, свекр) в похожей ситуации как то раз…
И я такая, потрясусь: бывают же отморозки. Мой то ещё приличный, оказывается, человек.

Есть подружка, которая скажет: это ужасно. А знаешь, что ещё ужасно Что мы давно винишка не пили. Вызываешь сейчас такси…

 

Иной раз звоню даже подружке, которая скажет: урок, предназначение, лох — это судьба, что воля, что не воля, все равно, все равно.
И я такая сперва убаюкаюсь, а потом очнусь, встряхнусь и подумаю: какое, все таки, счастье, что я не замужем!

Все зависит от того, что я хочу услышать.

Анна Берлин

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *