От природы у меня углы рта направлены вниз, а брови высокие.

Из-за этого людям всегда казалось, что у меня грустное и даже трагическое лицо, и меня часто спрашивали:
— О чем ты грустишь
— Что случилось
— Почему ты такая печальная
В конце концов, я начала сама задумываться — почему я такая печальная, и нет ли в моей жизни каких-то особенных поводов для грусти.
Рассмотрев, наконец, в зеркале свое лицо, я сообразила в чем дело, и стала делать лицо веселым. Для этого я постоянно поднимала углы рта. От этой принужденной улыбки уставали мышцы лица. Кроме того, задумавшись или расслабившись, я получала обратно трагическую маску. На фотографиях, отразивших лучшие моменты моей жизни я выгляжу, словно в глубокой скорби. На собственной свадьбе я как на похоронах.
Гуинплен всегда носил маску человека, который смеется.
Я носила лицо грустного человека, не будучи таковым. Я люблю юмор, охотно рассказываю анекдоты и пою соленые частушки. Но все думают, что я делаю это из-за внутреннего надрыва. Что это смех сквозь невидимые миру слезы, черт бы их побрал.
Судьба отсыпала мне положенное количество бед. Близкие и любимые люди умирали или уезжали навсегда. Вишневые сады продавались, терялись кольца, горели рукописи. Один мужчина разбил мне сердце, потом еще один. Одна женщина меня предала. Моя собака погибла. Мои литературные притязания оказались неосновательными. Я не построила дома, не основала учения, разбазарила талант. Здоровье стало сдавать.
И теперь я наконец-то загрустила по-настоящему. С некоторым даже облегчением.
Жизнь все расставит по своим местам, надо только подождать.

 

Наталия Кочелаева

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *