Я — опорафил.

 

Я — опорафил. Любитель осени, если конструировать на основе древнегреческого. На остальных языках получается блекло, за исключением немецкого — хербстоман. Чтобы такой шикарный термин не пропал,

Любитель осени, если конструировать на основе древнегреческого. На остальных языках получается блекло, за исключением немецкого — хербстоман. Чтобы такой шикарный термин не пропал, за сим предлагаю считать «хербстоманию» крайней формой «опорафилии».

Одним словом, я люблю осень.

Любить осень странно. Можно даже не ходить к доктору за доказательствами. В самом деле, за что ее любить Осень — чистилище года, осенью мы все расплачиваемся за грехи лета.

Дело в том, что осень — мое альтер эго. Я весь год так живу — с осенью в сердце.

Осень для поэтов, все остальные осенью чахнут.

Осенью моя душа покидает ветку, становится легкой, невесомой, тонкой: ее видно на просвет. Каждый листок верит, что он птица.

А какие потрясающие коктейли готовит осень. Легкая грусть — этот вам не приготовит никакое лето, никакая весна. Минимум вкуса, максимум послевкусия и вишенка с краю бокала.

Ветра осенью не дуют, они жалуются. Деревья, наконец, теряют фуфло листвы, у них появляются пальцы, которые тянутся к небу. Это такая молитва, деревья, безбожные в другое время года, так молятся.

 

Осенью дождь не идет — он шаркает по подоконнику. Слепой осенний дождик спросонья шаркает по вашему подоконнику, теряя впотьмах тапочки.

О наступлении остальных времен года что-то возвещает. Для них обычно снимают приквелы — первые проталины, первые грозы, первые поземки. Осень всегда приходит скоропостижно. В воздухе будто что-то оборвалось, небо на секунду закашлялось, пейзаж подернулся сепией. И пусть на следующий день снова солнце, и снова плюс двадцать один, и снова кто-то в шортах — это уже точно она, осень, здесь.

Сентябрь еще пользуется популярностью. Инстаграм желтеет. В парках сидят и лежат в желтом. Некоторые надевают желтое на голову. Сентябрь заманивает романтиков поглубже в осень и топит их в трясине ноябрьской слякоти. В ноябре Инстаграм снова плещется морем. Трехмесячной давности, кого вы обманываете.

И тут выхожу я, дас ист фантастиш хербстоман. По обглоданному ветрами парку гуляет одинокая фигура Батлука, смущая окоченевших белок. Мне нравится потерянность и брошенность пейзажа. Я люблю осень, потому что осенью у нас нет будущего. А жизнь без будущего — это идеальная форма жизни, к которой нужно стремиться.

Да, осень — единственное время года, которое ничего не обещает. Это тупик года.

Осень в ноябре честна кристально. Она показывает человека без фотошопа, с облетевшими надеждами, с пальцами, устремленными ветвями в небо.

Олег Батлук

Источник

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *