ПОЛЕЗНЫЕ УРОКИ

Вечером, подле ворот дома 7 Герцен давал мастер-класс. Вернее, он что-то давал, а то, что это мастер-класс никто и не догадывался
— Если ты начнешь доказывать человеку, что он идиот, человек, что спросил Герцен.
— Обидится! хором дотумкали дядя Марик и дядя Петя.
— А если начнешь доказывать человеку, что он гений
— Обрадуется! были так же единодушны Марик с Петей.
Тогда Герцен усложнил задачу.
— А если начать доказывать идиоту, что он гений
Тут Марик с Петей затруднились. Они стояли, били копытами То есть ковыряли асфальт носками ботинок.
— Тяжело мне с вами! вздохнул Герцен.
— Нам бы на практике — попросил дядя Марик.
— На практике, оно, конечно — поддержал его дядя Петя. Даешь практику!
— На ком попрактикуемся оживился дядя Марик.
— А на том, кто первый к воротам выйдет. обрадовал его Герцен.
Надо сказать, что троица уже минут десять скучала у ворот. И как назло
Марик с Петей надеялись, что первым выйдет Межбижер. Просто даже этого ждали. Но вышла мадам Берсон. Это вызвало некоторое недоумение.
— Роза! Ты кто не выдержал дядя Марик.
— У тебя что повылазило охотно пустилась в обмен мнениями мадам.
— Ну, это, в смысле ты адиёт или гений
Мадам Берсон точно знала, что она не адиёт. Впрочем, насчет гения у нее были определенные сомнения. Звучит как-то не так Поэтому она ответила дипломатично:
— Какое твое собачье дело
Это ситуацию не прояснило. Пришлось вступить в диспут дяде Пете. Он мадам Берсон любил нежно, поэтому начал с места в карьер.
— Марик! Ты что не видишь, что она больная на всю жопу
— Голову — машинально, но частично признала болезненность мадам.
— И где мы имеем голову сообразил Марик.
— Тут — указала мадам точное место.
Подельники уж, было, решили, что победа за ними. Они стали даже оглядываться в поисках зрителей. К их удивлению, мадам Берсон тоже нуждалась в публике.
— Люди! взвыла она. И люди появились, как из под подвала мадам Шухерман. Когда мадам Берсон зовет людей, это таки да интересно.
— Люди! продолжила солировать мадам, — что это и она показала на свою голову.
— Коп! ответила за всех тетя Аня, видимо, сильная в анатомии.
— А это и мадам Берсон хлопнула себя по необъятному заду.
— Тухес! ответили люди. В таком объеме анатомию и язык знал каждый.
— А кто человек, который путает тухес и коп
— Мишигине! подсказал народ.
Опозоренные Марик и Петя попытались скрыться, но им не позволили. Сначала надо было отчитаться перед добрыми соседями насчет того, со Слободки они или из Свердловки. Потом возникли вопросы, крахмалят ли смирительные рубашки, ну и большой интерес вызвал вопрос о месте постановки уколов в свете недавних событий.
На счастье бедняг откуда-то появился Межбижер с традиционным вопросом:
— Обо что скандалим к которому добавилось:
— Вуз трапылось
— Только тебя и ждали! доброжелательно сообщила тетя Рива, закрывая собой дядю Петю.
Но Межбижер хотел знать правду. О чем и сообщил.
Ему радостно объяснили, что Марик и Петя сбежали из Свердловки все-таки она ближе! и что нет таких сознательных граждан, которые сообщили бы, куда следует, об этом вопиющем нарушении больничного режима.
— Так давайте я! вызвался Межбижер.
— А ты справишься спросила тетя Маруся.
— А шо так трудно позвонить удивился Межбижер.
— Низзя! предостерегла она. Они буйные и следят! Надо сбегать.
Надо так надо. И Межбижер порысачил в дурдом.
Кстати, вы его где-то около не встречали Пропал человек, не видать его уже четыре дня.

 

Александр Бирштейн

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *