С детства папа постоянно подтрунивал надо мной и мамой, и если мама ещё его приколы вовремя понимала, то я, в силу возраста, не всегда различала, где правда, а где его полёт фантазии.

 

Так, например, однажды папа пришёл с работы с грустным выражением лица и доверительно мне поведал, что с сегодняшнего дня у них на работе вышел приказ о том, что всех детей сотрудников полагается пороть каждый день ремнём. Для профилактики.
Не подвергавшаяся до этого ни одному физическому наказанию, я в ужасе смотрела, как родители всерьёз обсуждают, как и во сколько ежедневно меня теперь будут охаживать кожаным орудием по филею. В итоге раскололись они только тогда, когда я захлюпала носом…
Но лучшей его шуткой стала моя весьма оригинальная привычка. Наверное, все помнят сцену из «Операции Ы и других приключений Шурика», в котором тот по рассеянности обильно поливает пирожное горчицей
Во время первого семейного просмотра этого фильма я не на шутку удивилась:
— А разве это вкусно
На что папа, не долго думая, заявил:
— Конечно, мы всегда так делаем с мамой. Ты не замечала!
И в доказательство своих слов он сходил на кухню, вынес оттуда эклер и баночку горчицы. Под моим завороженным взглядом, он нанёс приправу на пирожное и смачно откусил половину. Прожевал её и проглотил с заметным удовольствием.
И хотя мой детский мозг не уловил тогда фокуса с переворачиванием эклера безобидной для желудка стороной, я раз и навсегда уверилась, что пирожное нужно есть с горчицей.
На следующий день я повторила папин трюк и с некоторым усердием дожевала сладко-острый эклер. Особенного удовольствия не заметила, но авторитет папиных слов надавил на мозг, и я сочла, что это вполне себе хорошее сочетание.
С тех пор прошло много лет. Папа, разумеется, забыл про шутку, а вот у меня привычка есть сладкое с острым никуда не исчезла. Тортики с горчицей, конфеты — с васаби…
Хорошо ещё, что он в моём детстве так про стрихнин не пошутил.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *