Марина, как и все бабы испытывала колоссальное количество боли от всех, кого по-настоящему любила. Кроме всего прочего, ее инициалы были МОР.

 

Марина, как и все бабы испытывала колоссальное количество боли от всех, кого по-настоящему любила. Кроме всего прочего, ее инициалы были МОР. Съебаться от такой девушки можно было только в одно

Съебаться от такой девушки можно было только в одно место — на тот свет. Марина всегда приходила на похороны своих любовников. У нее был целый шкаф великолепных черных платьев, одно лучше другого, как раз на этот случай.
Бабушка оставила Марине в наследство две родовые вещи-прялку и валок. И за ее спиной как будто стояли Прачка и Прядильщица. Выносящая приговор и ткущая нить судьбы. А Маринины горечи успокаивала третья подружка — обнаженная Маха, олицетворение Вечной битвы.
Эту легенду, страшную сказку про трио черноволосых богинь, Марине рассказали во время ночи ужасов в пионерском лагере. Спустя годы она поняла, что это, на самом деле про нее. Ну, а того, кто стоит в очереди Туда, всего лишь можно задержать на годы, дни или месяцы… Увы, казалось бы, она до поры до времени, обеспечивала эту великую протекцию всем своим любимым…
Марина лишь единожды прогуляла похороны благоверного, крещенским полднем получившего пулю в лоб в центре столицы. Свидание со спецслужбами на их территории никак не входило в ее планы. С чекистами уместней было бы пить шампанское, разговаривать о кино и ни о чем.
Новый год начался с того, что опять пришлось собираться на похороны. И снова любовника. Ох, уж эти мужчины, мрут как мухи. Надо пить меньше. И блядовать. Ибо пьянство и блядство — удел людей исключительно закаленных и здоровых, а не доходяг, думала Марина, смахивая ведьминскую полынную слезу.
— Вот мудак, это ж надо отбросить коньки непосредственно перед Новым годом, обосрать весь праздник, изгадить всем женщинам настроение…. и так при жизни был эгоистом и самодовольной свиньей!
Она пыталась сосредоточится и вспомнить что-то хорошее, распивая из горла утреннее шампанское. На этот Новый год не хотелось есть, тошнило от вида яств и спиртных напитков. Это была первая бутылка, которую она открыла за месяц. В горло ударяли щекоткой газы, слезы текли по бледным исхудавшим щекам. Марина взяла себя в руки, оделась, накрасилась и нацепила вуалетку, став окончательно похожей на Анну Ахматову. Но, в коридоре она ухитрилась наебнуться, нелепо упасть, так, что из ее правой ладони выскочил маленький пирамидальный кусок мяса и всю прихожую залило кровью…
— УУУ, блядь, привет мне передаешь с того света. Вот и хуй тебе, останусь дома… Но совесть все-таки победила… Марина наскоро замотала раненую руку старой футболкой и села в такси, помчавшую ее в подмосковные дали, в метель в какую-то забытую богом церковь…
Она ухитрилась опаздывать даже на отпевание. Все уже началось… в воздухе витал тяжелый запах ладана пополам с трупной сладостью. Марина с двумя бардовыми красными розами встала в ногах у покойника. Он лежал как живой…
Марина шепотом мыслей обратилась к усопшему благоверному
— Заинька, я тебя всегда любила и все тебе прощаю. Твой эгоизм , что ты одновременно со мной спал и с какой-то подзаборной блядью. Но, вот простит ли тебе девица, с рожденным от тебя ребенком, то, что ты оставил ее без ничего и алчные родственники, как стервятники уже делят все, что ты честно заработал и частично спиздил
Веки покойника дрогнули длинными ресницами и он открыл глаза… Способность сокрушительно ебать в мозг бывает сильнее смерти. Вокруг штабелями попадали старухи, у гроба осталась стоять лишь, оцепеневшая от ужаса, толстуха с ребенком и растерянный молодой батюшка.
Марина почувствовала себя единственным динамичным персонажем во всем этом стоп-кадре. Размывающая границы Яви и Нави, она вместе со своим викторианским шлейфом левитировала к двери, отворила фарфоровыми ручками тяжеленную кованную дверь и растворилась в хаосе снега и ветра, закружившим ее вальсом печали.
Она так и не поняла, как дожила до вечера. Как из царства зимы, холода и смерти, раненую в линию жизни, ее вывозил какой-то забулдыга-таксист, подхвативший на руки замерзающее тельце в легкой шубке и километрах черного гипюра. Как же иногда спасает здоровый народный дух, слова силы и вера в простые понятные вещи, даже если ты девушка с инициалами МОР.

 

Мария Рунова

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *