, или Кушать подано

 

, или Кушать подано Каннибализм - штука хорошая, и с его помощью можно даже решать политические проблемы. Жаль, что нынче такой изящный способ позабыт. Жила-была в начале XVIII века, в Конго,

Каннибализм — штука хорошая, и с его помощью можно даже решать политические проблемы. Жаль, что нынче такой изящный способ позабыт.
Жила-была в начале XVIII века, в Конго, черная девушка по имени Беатрис Кимпа Вита. В тот момент Конго была колонией Португалии, которая аж с XV века с охуительным упорством несла неграм свет христианства. Португальцы понастроили везде храмов, и рассказывали:
— Молиться надо правильному богу, а ваши неправильные. Будете им молиться — наш бог вас покарает.
И в доказательство тех, кто не хотел правильно молиться, жгли и на крестах развешивали.

Негры, конечно, испугались и окатоличились. Но их продолжали жечь и развешивать на крестах.
— Мы чот нихуя не поняли, — удивлялись конголезцы. — Вроде уже богу правильному молимся. За что
— Ой, блядь, да знаете, — светски замечали португальцы, — по нашей концепции человек всегда в чем-то грешен. Вот вас бог и наказывает.
— А хули ж он вас не наказывает — спрашивали негры.
— Заткните ебальники, — сурово отвечали португальцы. — Лучше штаны наденьте, грешники.
И вывозили негров в рабство. Кого в штанах, кого без штанов.

Так вот Беатрис Кимпа Вита была девушкой католического воспитания, из богатой семьи. Но однажды она приболела, лежала в бреду, потом проснулась. Мама обрадовалась, кинулась к ней, кричит:
— Беатрис, дочка!
— Да хер вам, мамо. Беатрис щас нету, — отвечает девушка. — Здесь теперь живет святой Антоний Падуанский.
Мама охуела, а дочка пошла к людям. И говорит:
— Я Антоний Падуанский. Это вы потому ничего про бога не понимаете, что вам белые врут. Я щас все по сути раскидаю. Значит, так. Иисус — чёрный, и родился он в Конго. Мария тоже черная, была рабыней. А вот распяли Иисуса белые.

— И что нам это дает — не поняли люди.
— Как, блядь, что Вы тупые, что ли — говорит Беатрис. — Это ж значит, законы у белых неправильные. Много жен иметь можно, и трахаться можно с кем угодно.
— О, а это заебись, — обрадовались люди.
— Крестов никаких не надо. Вы ж вдумайтесь: белые сначала Иисуса на кресте распяли, теперь на крест и молятся.
— Ага. — говорят негры. — Теперь понятно.
— Так и это еще не все, — продолжает Беатрис. — Белые причащаются плотью и кровью Христа. А нам, видите ли, жрать людей запрещают.

— И точно, хуйня какая-то, — удивляются негры.
— Вот именно. Людей жрать можно. Но только белых. Короче, кушать подано!
И радостные негры, вооруженные правильным черным богом, пошли жрать. Сожрали несколько монастырей, перепиздили кучу португальцев.
А на тот момент в Конго было два короля — Педру IV и Жуану III, а еще хуева туча мелких князьков. Мало им было португальской колонизации, они еще гражданскую войну устроили, и разрушили к хуям древнюю столицу Мбаза-Конго.

Беатрис к одному королю приехала, к другому, говорит:
— Может, страну объединим, да столицу восстановим
Но короли только выебывались и боялись за свою власть. Тогда Беатрис собрала народ, и с ним восстановила столицу. Но тут вышла неудобная хуйня: она забеременела и родила ребенка.
— Мы чот не поняли, — говорят ее последователи. — Как ты могла родить, если ты святой Антоний
— А чо смущает — спрашивает Беатрис. — Я святой Антоний, и это мое святое дитя, рожденное от непорочного зачатия.
— Да это ладно, — говорят негры. — Нам интересно, откуда ты его родил Тебе ж премия Чаплина положена.

 

Они там никто про переселение душ не понимали, воспринимали все буквально.
Дальше Беатрис не повезло: Педру IV ее приказал арестовать под давлением недовольных португальцев. И ее сожгли, как еретичку.

А потом, в ХХ веке уже, в Конго пришли бельгийцы. И устроили там вообще кровавый пиздец, рубя руки, в том числе и детям, сжигая целые деревни и опять развешивая негров на крестах. Убили 10 миллионов, но это уже совсем другая история.

Мораль: португальцев мне нихуя не жалко, они уничтожили уникальную цивилизацию. Мало кто знает, но в Конго были и ремесла, и сельское хозяйство, и даже зодчество. Мбаза-Конго, древняя столица, был прекрасным городом. А ткань лубонго, которую конголезцы делали из волокон пальмы, била по качеству любые шелка.

А Беатрис просчиталась. Надо ж было себя Марией объявлять, тогда и никаких вопросов бы не было. Ну и жрать белых следовало активнее. )))

На эпическом полотне — Беатрис, которая до сих пор почитается в Конго, вроде местной святой.
У меня про нее 2/3 книги написано, и про португальцев, и про бельгийцев. Когда-нибудь допишу. ))
© Диана Удовиченко

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *