«Я буду любить тебя,

 

Я буду любить тебя, пока смерть не разлучит нас. А потом мы соединимся навеки, - так писал Томас Дилан, любимый поэт Ричарда Бартона, актера, который любил Элизабет Тейлор.Так бывает: люди

пока смерть не разлучит нас. А потом мы соединимся навеки», — так писал Томас Дилан, любимый поэт Ричарда Бартона, актера, который любил Элизабет Тейлор.
Так бывает: люди безумно любят друг друга. Страстной и невероятной любовью любят, и живут вместе… Какое-то время живут. А потом выясняется, что вместе жить они не могут. Врозь не могут, и вместе тоже не могут. Они ссорятся, обманывают, дерутся, оскорбляют, изменяют, — потом расходятся. А потом снова сходятся, бросаются друг к другу в объятия… И все снова кончается разрывом. Они так стараются убить свою любовь, — а любовь никак не умирает. Она остается живой. Может быть, даже после смерти остается живой.
Ричард Бартон родился в семье валлийского шахтера, был 12 ребенком из 13. При рождении последнего ребенка мать умерла, Ричард в два года остался сиротой. Он жил в страшной нищете. Но в школе учитель по фамилии Бартон заметил одаренность мальчика и стал с ним заниматься: речь ему исправил, привил любовь к искусству… Потом Ричард взял фамилию учителя как псевдоним — из благодарности. И прославил ее.
На съемках «Клеопатры» Бартон познакомился с Элизабет Тейлор. И вспыхнула любовь с первого взгляда, какое-то наваждение, сильная страсть, роковая… И Ричард, и Элизабет оставили своих супругов и поженились. Бартон писал в дневнике, — это потом выяснилось, — что в страшном, голодном и нищем детстве он мечтал о такой женщине. Элизабет была его мечтой с детства. Он жил этой мечтой, — и встретил ее. Теперь они вместе навсегда!
Они действительно долго были вместе. Он дарил Элизабет роскошные драгоценности, он признавался в любви и обнимал ее. А потом они дрались, напивались, ссорились, изменяли друг другу… Любовь оставалась прежней, но и характеры оставались прежними. Ничего не поделаешь с натурой человека, вот в чем дело.
Они разошлись. И честно сказали судье, что любят друг друга, но не могут жить вместе. Не могут, и все тут. Потом провели полтора года в страшных страданиях, а потом снова сошлись. И снова стали друг друга мучить самими собой; своими характерами, пристрастиями, дикими выходками, ревностью, изменами…
Потом разошлись окончательно. И даже вступили в новые браки. Все вроде как шло хорошо, — как положено в жизни голливудских звезд. Но на пятидесятилетие Бартон навестил Элизабет Тейлор. И она сказала: «он снова со мной. Пусть мне всегда будет пятьдесят!». А он курил, пил и говорил, что его главная цель — допиться до смерти. Что тут делать-то, в этом мире И добавлял нецензурное слово, наверное.
Он и допился. Умер сравнительно рано, в 58. У него была уже четвертая жена, а какой по счету был муж у Элизабет — наверное, седьмой. Или восьмой. Но она сама чуть не умерла, когда узнала о смерти Ричарда. Потому что она любила его, вот в чем дело. Его одного и любила. А он любил ее одну. Просто в земной жизни любящие люди убивают друг друга своими характерами и привычками. Самими собой. Но любовь остается.
Об этом и писал поэт Дилан, чьи стихи взял с собой в могилу Ричард Бартон. «Смерть не всесильна. Любовь остается. И придет день, когда мы воскреснем ради любви, станем такими, какими должны быть», — примерно так. И вот так: «я буду любить тебя, пока смерть не разлучит нас. А потом мы соединимся навеки»…
Может, только в другом мире мы соединимся по-настоящему. Навеки. И станем такими, какие мы есть на самом деле…

 

Анна Кирьянова

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *