Останешься ты снаружи,

 

Останешься ты снаружи, Или решишься войти.... Разум отдашь или душу - Есть только два пути... Если войдешь - куда дальше Направо путь Правды, Налево - Фальши. Можно так растеряться, Что бежать

Или решишься войти….
Разум отдашь или душу —
Есть только два пути…
Если войдешь — куда дальше
Направо путь Правды,
Налево — Фальши.
Можно так растеряться,
Что бежать по извилистым тропкам,
Где костей не собрать…
И пройдя много миль в пространствах безликих,
Оказаться в местах бесполезных и диких…
В местах ожиданья, где люди просто ждут…
Ждут поезда, чтобы уехать…
Ждут, что автобус придет…
Что самолет унесет…
Или письмо вдруг дойдет…
Или дождь вдруг пойдет…
Что зазвонит телефон…
Или выпадет снег…
Ждут просто «да» или «нет»…
Ждут или жемчуга нить,
Или медный таз…
Ждут, как им быть…
Или новый Шанс.

(Гэбриэл Блэк)

Надо было сразу слать его нахер.
После первой же его постыдной и какой-то женской истерики, после этого полного безнадёжного отчаяния мутного блуждающего взора, после всех этих охов, вздохов и причитаний, после всех этих его пьяных звонков по ночам украдкой, чтоб не застукали и не сделали там «а-та-та»… После всех этих жалоб на жизнь вперемешку с оскорблениями, признаниями и пьяным бредом

Надо было слать нахер без сожаления и страха «а вдруг обижу…» вместе со всеми его «энергетическими дырами» и прочей ересью, смысл которой не ясен ему даже наполовину. Вместе со всем этим нытьём и занудством о том, что «насколько важно казаться…»

Идите с богом к чёрту, ВЫ, неуверенные ни в себе и ни в ком вечные мальчики, ожидающие, что найдётся ТА, которая пожалеет, выслушает и поймёт, а, главное, вместит в себя всё их невероятное вселенское горе, которое ГЛУБОКО, как океан выпитого за всю жизнь алкоголя, чтобы заглушить чувство безграничной вины за количество этого самого выпитого… ТА, которая приобнимет и намотает вокруг себя этот бесконечный шлейф отчаяния, который тянется за ними извилистой скользкой змеёй сквозь десятилетия.

— А что ты хотела Сложный багаж… тяжкое бремя. Чемодан без ручки… Сможешь ли СПРАВИШЬСЯ ЛИ
— Да! Да! Конечно! Ты только взвали! У нас крепкие плечи! Мы всё выдержим, всё сдюжим, справимся со всем!!! МЫ СМОЖЕМ! Любовь всё победит…

 

Но любовь ничего не побеждает.
Как известно, любовь лишь срывает маски, оставляя тебя наедине с его абсолютной беспомощностью, недовольством и беспощадными истериками в ядовитом облаке из вздохов. Глубокая депрессия и вечно перекошенная страданием рожа, потому что страдать всегда проще, чем что-то сделать. И ещё претензии по списку и тут же неистребимое желание промокнуть набежавшую от твоего несовершенства слезу подолом платья, которое он безуспешно пытался на тебя надеть за твои же деньги.
— А как ты хотела Надо стараться. Мы, мужики любим, когда баба баба, а не вот это вот всё… иди, иди. Старайся лучше.

Я посвящаю эти свои буквы не им. Не этим несчастным мизераблям, вечно утверждающимся за счёт унижения бабы, тыча её носом в её несуществующие «изъяны».
Я пою свою Оду вам, бабы.
Вам, которые почему-то очаровываются несчастными мудаками и оказываются рядом с ними в трудный момент. Жалеют, утешают, поддерживают, поднимают из канав, куда их вполне заслуженно роняет жизнь вместе с их «энергетическими дырами», отмывают, обучают, отдают последнее, воимя того, чтобы эти самые мудаки зачем-то выживали, а потом тайком, воровато озираясь, бегали бы от вас на блядки, думая, что вы не заметите и так сойдёт…
Не сойдёт.

Бабы.
Не тратьте сврё драгоценное время на тех, кто хочет казаться сильнее, чем просто быть.
Посылайте нахер сразу.
С первого глубокого полного тоски и отчаяния вздоха.
Не повторяйте моих ошибок.
Всё, что вам потом останется от них — противное приторное послевкусие и горстка сомнительных воспоминаний вместе с чувством стыда и лёгкого недоумения от того, как ты могла
И ещё сплетни.
Очень много сплетен за вашей спиной, потому что им всегда важно, чтобы «общественное мнение» было на их стороне.
Им важно казаться.

Я не добра. Не скромна. И не воспитана.
Я не буддийский монах, чтобы желать всем счастья.
Поэтому я желаю всем мудакам сгореть в аду. Причём, в их собственном, который они творят ежедневно и ежечасно своим бессмысленным и безрадостным существованием, отравляя жизнь тех, кто из последних сил ещё пытается их любить.
И я не желаю им женщин, потому что плохие в их сторону даже не посмотрят, а хороших они сделают плохими и заебут своими вечными нравоучениями и пристрастными проповедями о какой-нибудь многозначительной «монументально-фундаментальной хуйне».

А рай
Нет. Я не оставляю его себе. Я добровольно отказываюсь от него, если, по мнению мудаков, он не возможен без их участия в моей жизни.
Идите к черту вместе со своим раем! И со своим мнением.
Для меня рай это не когда-нибудь там «потом».
Рай это здесь и сейчас.
А здесь и сейчас нет для меня большего райского блаженства, чем осознание той простой истины, ЧТО ВАС НЕТ и ВЫ БОЛЕ НЕ УЧАСТВУЕТЕ В МОЕЙ ЖИЗНИ.
Идите нахуй.

Tina Shevtsova

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *