КОРОТКО О ЧЛЕНСТВЕ

 

Однажды позвонила Шейна.
— Так ты не член! прокричала в трубку.
— Вообще-то, мне и так неплохо, — сообразив о чем она, попытался отшутиться я. Но Шейна была настроена решительно.
— Что неплохо! выкрикнула она. Вокруг тебя сплошные члены, а тебе неплохо! Как хочешь, но я этого так не оставлю! Сейчас же отправлюсь на заседание и подниму вопрос!
— Какой вопрос
— Всё, разговор окончен! отрубила собеседница. Надеюсь, фотография у тебя имеется!
— На что
— На членство!
— Нет.
— Чтоб через час была! Я буду на автовокзале!
— Где же тебе я за час сфотографируюсь
— На автовокзале!
И я заторопился на автобусную станцию.
***
— Где тут можно сфотографироваться прибыв на место, стал приставать я к прохожим. И они отослали меня к Эзре, обитавшему в мелкой, заваленной электрической рухлядью, лавчонке.
— Вы Эзра спросил я пожилого марокканского старьёвщика.
— Ну, — перебирая обгорелые шнуры, проворчал тот.
— Тогда, мне фотографию.
— На что
— На «членство».
Эзра взглянул на меня из под кустистых бровей, и я, пробормотав: «секундочку», набрал Шейну.
— Подъезжаю! чеканно доложилась она. Фотография готова
— Ещё нет…
— Что, значит, нет! Мне что — не подъезжать!
— Меня тут спрашивают: «на что фотография».
— Разумеется, на «членство»! О чём мы с тобой тут битый час!..
— Формат какой
— Паспортный!
— Мне на паспорт, — передал я Эзре, и тот немедленно озвучил сумму.
— Так мне подъезжать! снова выкрикнула Шейна.
— Секундочку, — проговорил я в трубку, и покосился на фотоаппарат типа «мыльница», появившийся в заскорузлых ладонях фотографа.
— Это что спросил я Эзру оторопелым шёпотом.
— Фото, — обнажил старьёвщик большие жёлтые зубы. — Чик-чик!
— Так мне подъезжать! в третий раз вопросила трубка.
— Секунду! повторил я, и стал горячо объяснять Эзре, что карточка мне нужна немедленно. Что на дворе двадцать первый, а не двадцатый век, где остались все эти с ветхозаветные проявители, закрепители, увеличители и, судя по всему, Эзрины мозги!
И тогда хозяин извлёк тоже раритетный, но уже вполне цифровой аппарат.
Достал, вскинул, и надавил на гашетку.
— Всё! свернул он благородной желтизной зубов.
— Что — всё! проскрежетал я. — Где фон! Мне же на «членство»! Где фон!
— А-а, так тебе фон, понимающе протянул фотограф. И широким жестом пригласил меня за прилавок — в недра помойной пещеры Али-Бабы.
— Вот тебе фон! — откинув замызганную шторку, проговорил старьёвщик, и предо мной предстала потрескавшаяся серая стена и жёлтый, как зубы хозяина, унитаз.

Фотографировал старьевщик не целясь.
— Выбирай! добродушно оскалился он, выводя полученные изображения на экран.
То, что я увидел, повергло меня в ужас.

 

— Не приезжай! истерически вопил я в трубку. У меня нет фотографии! Слышишь, нету!!!
«Я уже приехала!» — раздалось у меня за спиной.
И дальше: «Мы берём первую!».
В итоге, чтоб не пугать детей, членство своё я благополучно сжёг.
Взносы же плачу исправно.

© Эдуард Резник

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *