Золотая середина

 

Летящей походкой я вышел из мая… Ну, вы поняли. На свадьбу пошел. Я когда на свадьбу иду, мне всего жалко, особенно костюма. Если отбросить второстепенное жениха, невесту, ЗАГС, вечную любовь и езду по памятникам, и сосредоточиться на главном бухле и мордобое, то на свадьбу сподручнее в прошлогоднем спортивном костюме ходить. Я бы так и ходил, если б не дурацкие приличия. Что вообще могут быть за приличия вокруг такого неприличного дела, как свадьба Вы на выкупе были Я был. Мало того, что невеста жила на пятом этаже, так еще каждая ступенька символизировала какую-нибудь хрень. В смысле конкурс. А в квартире и вовсе ждала засада. Заходим сидит невеста в белом платье. Жених подошел, я подошел, еще два дурака подошли. Тут невеста повернулась. Честно слово, я обмер. Вместо невесты кто-то догадался засунуть в платье живого азербайджанца. С бородой и бровями. Им кажется, что это весело. Они Жванецкого не смотрели.

А дальше ЗАГС, это ладно. Там еще все на ногах. Зато езда по памятникам в сопровождении алкоголя это что-то. Наш водила после второго памятника решил по встречке ехать. Ему эта часть дороги показался привлекательнее. До той минуты я не пил. А с той минуты буквально зажонглировал жидкостями. Я мужественный человек, но на трезвую голову погибать не готов. Даже на фронте сто граммов насыпали. Потом кабак. Сначала ищут невесту, потом подружку невесты, потом друга жениха, потом из туалета доносятся детородные звуки. А затем все почему-то поют грустное на мотив «Черного ворона». Тамада это вообще отдельный вид человека. Их бы энтузиазмом дома отапливать. А, главное, пристает. То говори, то не говори, то пей, то не пей, то беги, то на руках неси, а то и вовсе привяжет карандаш на ниточке к заднице, а ты в бутылку им попадай, как дурак. Почему, зачем В каком Кульке тебя, блядь, этому научили.

А безумие набирает обороты. Друзья жениха косятся на друзей невесты и обратно. А потом кто-то говорит ты кто такой, нахуй! И понеслась. Наших бьют и все такое. Минуты не прошло, а уже дерешься. В гуще событий прямо. Бьешь незнакомых нарядных людей. Тут крик. Дядя Коля упал на бутылку и разбил ее. Лицом. Бинты, «скорая», там дерутся, тут ебутся, невеста плачет, жених спит, родители сбежали, музыка гремит, тамада орет. Ради этого мы, видимо, собрались Ради этого, суки, спрашиваю я всех и кого-то бью, а потом интенсивно лежу на тамаде между бильярдом и кадкой с фикусом. Ужас. Вавилон. Царь Навуходоносор креститься левой пяткой. После той свадьбы я свадеб избегал. Сказывался больным чуть ли не чумой. Верили. Прощали. А тут… Лучший друг женится. Чуму, говорит, искоренили, так что ты не отвертишься.
Делать нечего, купил костюм с отливом, из недорогих, и пошел.

Когда, спрашиваю, выкуп Никогда, говорит. Сразу в ЗАГС. Вот ведь, думаю, как славно. Современный человек. Хотя азербайджанец в платье… Глупость, конечно, но что-то в этом есть. Есть что-то, да. Отстоял в ЗАГСе честь по чести. Кольцо поднес. Ну что, говорю, по памятникам рванем Нет, говорит, в ресторан «Гастропорт». Славно, думаю, славно. Правда, когда по памятникам, там бутылки можно в большой камень кидать. Довольно весело. Эффектно, я бы сказал. Где еще расхерачишь бутылку шампанского у всех на глазах Брызги, осколки… Тарантино. Приехали в «Гастропорт». Чинно. На скрипках пиликают. Это что за музыка, спрашиваю. Фолк, говорят. Очень модно. А Наговицын, говорю. А Мишаня Круг Чтоб задушевно и с хрипотцой, а то эти на английском поют, я ничего не понимаю. Не парься, отвечают, никто не понимает. Танцуй и все.

 

А я еще по дороге в ЗАГС чекушку коньяка взял. На той, первой свадьбе, все с чекушками были. Выпил, короче. Поддал слегка. Грустно стало. Вроде все со вкусом, современно очень, но чего-то, знаете, не хватает. Огляделся. Где, думаю, стол Где этот бог любой свадьбы Нет стола. Шныри закусон на подносах разносят. В каком, думаю, истинно западном духе мы тут все делаем. Молодцы. И невеста не плачет. И жених не спит. И не дерется никто. К туалету подошел. Прислушался левым ухом. Тихо, как в могиле. И подружка невесты никого не интересует. Не знаю. Тоска напала. Поддал. Еще поддал. Кошки заскребли. Русь, думаю, Русь! Тут меня друг невесты плечом толкнул. Всёк сразу. Со мной так не надо, я зверь травленый.

Пошла вода в хату. Смотрю все дерутся, невеста плачет, а подружку невесты кто-то в туалет потащил. А один скрипку у музыкантшы отобрал и бьет ею папу невесты по мордасам. Ладно, думаю, нормуль. Ничего страшного. Подрались-помирились. На сцену влезли. «Владимирский централ» затянули. Вдумчиво. И «Кольщика» еще. Три дня гудели. На квартере. В тесной компании близких друзей и двух официанток. Не знаю. Я ни в чем не виноват. Русская свадьба то еще свинство. Мой костюм свидетель. Но и западная свадьба тоска зеленая. Нет в ней эсхатологической глубины. Золотую середину бы, да кто ж подаст Теперь я на все свадьбы хожу. Даже к троюродным родственникам. Ищу золотую середину. Придирчив. Если найду, расскажу в красках. Тут уж будьте спокойны. У меня глаз алмаз. Бля буду. В смысле обещаю.

Павел Селуков

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *