— Помогите, собака сожрала крысиный яд. — Молодой человек втащил в кабинет шустрого гончака, веселого и балбесистого.

 

— Как давно это произошло
— Да, недавно совсем.
— Клизму, быстро.
Тут надо пояснить, что крысиный яд сейчас продается в маленьких пакетиках и когда собака его сжирает не жуя, может помочь субаквальная клизма — т.е. накачивается в животное столько воды, что сначала промывается кишечник, а потом вода «достает» до желудка, открывается рвота и пакетики вылетают наружу. Это в идеале, я видела, как это происходит. Тяжелая процедура, но когда на кону жизнь…
Делаем клизму. Задействованы 3 человека + хозяин, собака вырывается и орет, потом бегает по полю и весело брызжет во все стороны веселеньким голубым раствором, хозяин еле уворачивается. Собака веселится, мы в пене, хозяин в трауре. Рвоты нет. Накачали еще раза 3. Рвоты нет.
— Наркоз. Небольшой. Рвота будет.
Собака слегка прибалдевает, но упорно не желает расставаться с содержимым желудка.
— Все, срочно на стол и резать. Может быть еще сумеем спасти.
Ветеринар докалывает еще наркоза, волочем собаку на стол, хозяина сажаем около головы (что вообще-то не принято, но собаку надо придерживать, а нас всего трое.)
К своему счастью этот дурень гончак обожрал соседских кур, он, как пылесос, сметал на своем пути все: комбикорм, кукурузу и, на «сладкое», три пакетика с ядом. Желудок забит все этим добром и именно поэтому пакетики не успели раствориться.
— Черт, все вычерпать надо. Оксана, ложку, быстро.
— Какую ложку
— Не тупи, столовую.
Я несусь на кухню, перчатки снимать некогда, тороплюсь и хватаю из сушилки первую попавшуюся ложку. Бегу обратно и подаю ложку врачу, та мрачно смотрит на меня, на ложку, вздыхает и начинает вычерпывать все добро из желудка. Я тоже вздыхаю и понимаю, что мне влетит. Ложка именная, на ней затейливой вязью написано имя вета. «Потом не забыть прокипятить эту чертову ложку», думаю про себя.
Все это время хозяин, обливаясь потом, краснел, бледнел, просил снять с него бейсболку и отпустить на волю.
— Терпите, немного осталось. — ветеринару некогда миндальничать, ей главное собаку спасти, а хозяина потом выведем на лавочку подышать. И все бы было хорошо, но когда освободив и промыв желудок, ветеринар зашила его и сказала мне: «Ты посмотри, какая красота получилась!» Хозяин неосмотрительно тоже посмотрел и почти сполз со стула.
— Мужчина, вы то зачем смотрели — я потрясла хозяина за плечо, он мне ответил мутным взглядом и я поняла, что надо его все-таки выпускать:)
Я почему-то была абсолютно уверена, что собака выживет. Так и случилось, но я видимо чего-то не понимала, потому что ветеринар мне сказала через несколько дней с большим удивлением и радостью:
— Представляешь, выжил тот придурок-гончак! Приводил его хозяин, как и не резали его!
Жаль, я их не видела после операции, приезжали они не в мои смены. Когда вот так долго и драматично стоишь рядом с животным, образуется связь. Животные и хозяева ее или не чувствуют или не хотят чувствовать, потому что эта связь пришла через боль и страдания. А она есть!

 

Оксана Антюшина

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *