СМЕРТЬ И ДЕВУШКА С ТАТУИРОВКОЙ ДРАКОНА

 

СМЕРТЬ И ДЕВУШКА С ТАТУИРОВКОЙ ДРАКОНА Вика сидела на краю высотки. И наблюдала за жизнью внизу. Вечерело. Гудели автомобили. И людской гомон заполнял пространство. На Вике были маечка и джинсы.

Вика сидела на краю высотки. И наблюдала за жизнью внизу.

Вечерело. Гудели автомобили. И людской гомон заполнял пространство.

На Вике были маечка и джинсы. Копна густых, черных как смоль от природы, волос аккуратно собрана в хвост.

Если бы здесь кто-то оказался ещё, то непременно залюбовался бы татуировкой на левой руке и плече девушки. Впрочем, всё великолепие он или она оценить не смогли бы. Поскольку татуировка была намного большей и пряталась под одеждой. Плечо украшала голова дракона. По руке растекались языки огня из его пасти. Туловище дракона разместилось на спине. Хвост опоясывал талию, выходил на бедро, затем поднимался вперёд и вверх, и заканчивался возле лобка. Работа была превосходной. Татуировщик Рыжий Боцман — настоящий художник, своё дело он знал на «отлично».

Девушка чем-то напоминала Эми Ли. Только тоньше чертами лица. Казалось, сейчас в атмосферу ворвутся первые аккорды Bring Me To Life. Тем более, что ситуация соответствовала.

Стоп. Кто-то рядом действительно их насвистывал.

Вика улыбнулась возникшей как-бы из ниоткуда Смерти.

Смерть присела рядом с ней, и также свесила ноги в пустоту.

— Велосипед не стащат — спросила Вика.

— Нет. Я оставила у консьержки, — сказала Смерть, — А вообще кому он нужен, этот драндулет.

— Давай тебе новый купим, — предложила Вика, — Шестнадцатискоростной.

— Спасибо, — с чувством сказала Смерть, — Но мне пока этот подходит. Я, знаешь ли, консерватор-традиционалист.

— Не сомневаюсь, — Вика отпила «Байкала» из пластиковой бутылки и протянула Смерти. Та приняла, и тоже сделала пару глотков.

— Год прошел, — сказала Вика

— Да, я помню.

— Я всё задавала себе вопрос. Почему

Смерть поняла её.

— Может, ты мне понравилась, — сказала она.

Вика улыбнулась.

— Это, наверное, парадоксально. Но только когда я посмотрела в твои глаза, только тогда я и ощутила жизнь. По-настоящему. А потом училась жить. И до сих пор учусь. И я благодарна тебе. Ты дала мне посмотреть в твои глаза.

— И что ты там увидела — в темных пустых глазницах Смерти полыхали отсветы рекламы на стенах города

— Себя. Я увидела свою пустоту. Свою темноту. И еще открытые двери.

— Со своей темнотой ты и правда научилась жить. И принимать её, — Смерть опёрлась на руки и посмотрела в темнеющее небо, — Ты молодец. А вот что касается пустоты, то ты не была пустой. Возможно, ты была слабой, но пустой никогда. Потому сейчас и не лежишь в земле.

Они немного помолчали.

Вика крутила в руках бутылку.

— Ты здорово придумала тогда. Привести младшую. Её глаза мне тоже очень много сказали.

— Ещё бы, — Смерть забрала у девушки бутылку и сделала еще один глоток, — Я же знаю, что делать с такими как ты. Отчаяние лечится любовью. Когда видишь кого-то рядом, кто по-настоящему тебя любит. Тем более, когда это совсем маленькая сестра. Да еще и такая сильная как твоя Ира. А ещё у вас обоих бешеная сила воли. Только у тебя направлена она была раньше в мою сторону. А теперь направлена в сторону жизни.

— Слушай, — сказала Вика, — А Жизнь есть Такая как ты

 

— В смысле, красивая женщина в белом одеянии и с арфой Нет. Мы не антиподы. Всё — жизнь. И я тоже часть. Часть Жизни. Я её начало и я ее конец.

— Начало подняла брови Вика.

— Когда-нибудь объясню.

Вика глубоко вдохнула.

— В воздухе пахнет тобой. Я это чувствую.

— Конечно. Я же здесь.

— Ты знаешь о чем я.

— Да, — кивнула Смерть, — надеешься спасти.

— Надеюсь.

— Три спасенных души за этот год тебе зачтется.

— Мы с тобой прямо соперники, — улыбнулась Вика.

— Нет, — ухмыльнулась в ответ Смерть, — Не поверишь, но мы партнеры.

— Мне интересно. Была ли я в твоем Списке.

— В том то и дело, что большинство самоубийц не внесены в Список. Именно поэтому самоубийцы нарушают нечто очень важное. Думаешь, зря практически все религии считают это едва ли не самым страшным грехом

— Большинство То есть, бывают самоубийцы, у которых все-таки это предопределено

— Да. Например, офицеры, стреляющиеся, чтобы сберечь свою честь. Или какой-нибудь идейный как тот, который у Достоевского Фамилию забыла. Он себя сам ставит, считай в Список.

— Тогда я всё делаю правильно, — сказала Вика.

— Да, девочка, ты всё делаешь правильно, — кивнула Смерть.

Они услышали, как скрипнула дверь и обернулись.

На крышу вышел паренек. Он шел к её краю деревянными шагами, не замечая вокруг ничего.

— Эй, — окликнула его Смерть, — Ты точно уверен, что хочешь меня

Паренек уставился на неё, затем перевел взгляд на Вику, потом снова на Смерть. Минуту стоял и ошалело всматривался. А потом вдруг подался назад, упал на колени, и зарыдал.

Надрывно и страшно. Как плачут мужчины, когда их никто не видит.

Смерть и Вика переглянулись.

Девушка поднялась, подошла к пареньку и присела рядом.

— Поговорим

Макс

СМЕРТЬ И ДЕВУШКА С ТАТУИРОВКОЙ ДРАКОНА Вика сидела на краю высотки. И наблюдала за жизнью внизу. Вечерело. Гудели автомобили. И людской гомон заполнял пространство. На Вике были маечка и джинсы.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *