– Нелюди просто какие-то

– Нелюди просто какие-то Ну разве так можно Ну вы посмотрите, Михаил Викторович! Мало того, что окно разбили, так ещё и натоптали! Тамара Васильевна – единственная сотрудница сельской

Ну разве так можно Ну вы посмотрите, Михаил Викторович! Мало того, что окно разбили, так ещё и натоптали!
Тамара Васильевна – единственная сотрудница сельской библиотеки, хваталась то за веник, сметая в кучу осколки стекла, то за швабру, оттирая следы чьих-то грязных ног с пола, то вдруг бросала и то, и другое и прикладывала ко лбу влажный носовой платок, чтобы хоть как-то справиться с волнением и скачущим давлением.

– Третий раз за месяц, Михаил Викторович! Третий раз! Наш библиотечный фонд не может себе позволить вставлять новые стёкла по три раза в месяц! Мы, простите, не благотворительный фонд какой-нибудь!

Михаил Викторович, он же – старший лейтенант полиции Кудинов, местный участковый, сделал пометку в протоколе и устало подпёр ладонью щёку.

– А чего же вы, Тамара Васильевна, после первого раза ко мне не обратились

– Так вы же в отпуске были, Михаил Викторович, – бросила она на участкового осуждающий взгляд.

– А, точно, – кивнул Кудинов и тут же перевёл тему разговора: – пропало что-нибудь

– Совесть чья-то здесь пропала, – махнула рукой библиотекарь, – всю жизнь работаешь, стараешься, душу вкладываешь в свою профессию, а потом кто-то приходит и выносит окно…

– Тамара Васильевна, давайте без эмоций, – поморщился участковый, – я, вообще-то, документ составляю, а вы своими пространными фразами меня с толку сбиваете. Что-то конкретное пропало

– А что может пропасть в библиотеке – подбоченилась она, – книги пропали, представляете

Кудинов пробежался взглядом по стеллажам, заставленным ровными рядами книг и вопросительно посмотрел на библиотекаря.

– «Таинственный остров» Жюля Верна и «Приключения Незнайки на Луне» Носова, – снова промокнув лоб платком, надрывно произнесла Тамара Васильевна, – их вчера под вечер Ванечка Тихонов сдал, а я их на столе оставила. Знаете Ванечку На Октябрьской живёт. Ой, какой хороший мальчик… Вежливый, аккуратный, ни одной просрочки…

– Давайте по делу, Тамара Васильевна, – вздохнул Кудинов, – кроме этих двух книг ничего не пропало

– А этого мало что ли Это же кража со взломом!

– А в предыдущие два раза – проигнорировал Кудинов юридическое определение от Тамары Васильевны.

– В прошлый раз сборник рассказов Зощенко, а в позапрошлый – «Государство и революция» Владимира Ильича Ленина.

– Революция – насторожился Кудинов.

– И государство, – успокоила его Тамара Васильевна.

Кудинов недоверчиво прищурился и, почесав нос, занёс всю информацию в протокол. Когда все формальности были соблюдены, а обещание найти и покарать преступников отдано, старший лейтенант вышел из библиотеки и направился в участок. Сложив документы в пыльную папку, он запер её в сейф и с лёгким сердцем отправился домой – рабочий день был окончен.

Но не окончил свои злодеяния преступник. Через две недели Кудинов снова сидел в читальном зале и, подперев кулаком щёку, составлял новый протокол о краже книги Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Тамара Васильевна, одной рукой прижимая ко лбу влажный платок, другой аккуратно сметала в кучку осколки стекла.

– Толстая

– Кто – нахмурилась женщина.

– Книжка толстая Сколько страниц

– Ну… Страниц двести, не меньше.

– Точнее можете сказать

– Это надо в картотеке посмотреть. Там всё записано.

– Что же вы молчали – недовольно покачал головой Кудинов, – и по остальным украденным книгам тоже предоставьте мне информацию.

– Так вы не спрашивали, – пожала плечами Тамара Васильевна и, прислонив веник к стеллажу, направилась к шкафу с карточками.

Гениальная мысль пришла в голову Кудинова. Если узнать количество страниц в книгах и посчитать количество дней между налётами, то можно будет вычислить примерную скорость чтения преступника и с большой долей вероятности определить дату следующего ограбления. Конечно же, на это могли повлиять и сопутствующие факторы – книга могла оказаться неинтересной и скорость чтения непременно бы снизилась, сдвинув срок планируемого злодеяния. Но другого плана у Кудинова не было, поэтому он ухватился за свою идею, приняв решение непременно изловить злоумышленника.

Вернувшись в участок, Кудинов провёл все необходимые расчёты и, аккуратно выведя на чистом листе дату, откинулся на спинку стула.

– Вот ты и попался, голубчик, – торжественно произнёс он и, а затем, увидев своё отражение в зеркале, висящем напротив, добавил: – от Кудинова ещё никто не уходил.

***

Откровенно говоря, версия, предложенная самому себе Кудиновым, была так себе. Во-первых, хотя бы какой-то смысл она обретала только при условии, что похититель ворует книги исключительно с целью их чтения, но зачем это делать, если можно просто записаться в библиотеку и брать их домой на законных основаниях С другой стороны, если бы преступник воровал их исключительно из корыстных целей, то очевидно, что он бы не выносил из библиотеки по одной-две книги во время каждого налёта, а брал бы больше. Да и идея с подсчетом страниц и скорости чтения для определения даты следующего злодеяния была очень шаткой и ненадёжной – в каком-нибудь из дней у вора могла банально разболеться голова и он не прикасался бы к книге, что автоматически сдвинуло бы срок на этот самый день.

Обо всём этом размышлял Кудинов, сидя в засаде за одним из стеллажей библиотеки. Он попросил Тамару Васильевну закрыть его внутри и, не привлекая к себе внимания необычным поведением, отправиться домой. Она, конечно же, тут же провалила это задание, уже через минуту постучавшись в окно и громогласно напомнив Кудинову, чтобы он не крутил в туалете вентиль горячей воды, потому что «котёл ломается, а чинить некому».

К началу третьего ночи Кудинов решил, что засада не обязательно должна быть сидячей и принял горизонтальное положение на полу, подложив под голову какую-то дряхлую книжонку, познав прелесть старых книг – её обложка была мягкой и очень удобной. Участковый лежал на полу, сжимая в руках своё оружие – резиновую дубинку, и завороженно смотрел в окно на поднявшуюся над деревней луну. Кажется, он даже задремал, потому что когда осколки оконного стекла посыпались на пол, он не сразу сообразил где находится и что произошло. Впрочем, он быстро пришёл в себя и изготовился к поимке преступника, наблюдая за ним сквозь щель между книгами.

Тот же не терял времени даром. Дотянувшись до ручки окна, он распахнул его настежь и, подтянувшись на подоконнике, ввалился в храм знаний. Подойдя к стеллажу, за которым прятался участковый, он принялся суетливо перебирать книги, разглядывая их обложки.

«Ты посмотри, ещё и выбирает!»– мысленно возмутился Кудинов и, вскочив на ноги, опрокинул на вора стеллаж.

Тот явно не ожидал такого поворота и на несколько секунд совершенно растерялся, даже не пытаясь выбраться из-под завала обрушившихся на него книг. Этих секунд Кудинову хватило, чтобы молниеносным прыжком оказаться рядом с преступником, схватить его за шиворот и даже один раз слегка приложиться дубинкой по его спине.

– Попался! – возрадовался участковый, – я же говорил, что от Кудинова ещё никто не уходил!

– И что ты мне сделаешь – как-то равнодушно произнёс вор.

– Посажу тебя, сволочь такую! Ишь ты, повадился книжки государственные воровать! Еще и какие… Оппозиционные, про революцию!

– И государство, – вновь успокоил Кудинова преступник, – кстати, так себе книжка. Мне бы что-нибудь про приключения какие-нибудь, про путешествия. Посоветуешь

От такой наглости Кудинов даже задохнулся и уже занес было руку с дубинкой для очередного удара, но в этот момент вор повернул голову и лицо осветил свет луны. Кудинов так и остался стоять с поднятой рукой.

– Это что такое… Это как

Перед ним на полу сидел Косыгин Илья Тихонович собственной персоной. Тот самый Косыгин, чьим родственникам он всего пару месяцев назад выписывал направление на судебно-медицинское обследование его же трупа…

***

– А я откуда знаю – аккуратно расставляя книги на полках поднятого совместными усилиями стеллажа, пожимал плечами Косыгин, – бывает так, наверное. Вроде и помер я, вроде и прикопали, а вот же незадача – не спится и всё. Выбрался я с грехом пополам из своей могилки, а что дальше делать Не домой же идти Мои если меня увидят, так покойничков сразу и прибавится. Скукота, Михаил Викторович, страшная. Днём дремлешь, а ночью бродишь. А куда идти, зачем, почему – это неведомо и никто не подсказывает. Что делать Вспомнил, что в библиотеке когда-то числился, но не приду же я к Тамаре со своим читательским билетом, верно Вот и решился на преступление. Зато не скучно теперь. Хоть за чтением время коротаю.

– Так ты, Илья Тихонович, выходит, упырь

– Выходит, что так.

– Получается, что тёща твоя не врала, когда ко мне жаловаться на твои запои приходила.

– Ой, да ну её, кикимору старую…

– Ты мне накаркай ещё! – строго пригрозил Кудинов, – мало мне упыря на участке, не хватало ещё кикиморы. Лучше скажи, где книжки ворованные Вернуть нужно в библиотеку.

– Как где Там, – Косыгин махнул рукой в сторону деревенского кладбища.

– А чего не вернул Всё равно же за новыми лазаешь.

Косыгин протянул Кудинову свои ладони. В свете луны они казались черными. Впрочем, такими они и были – все в засохшей земле и грязи.

– Замарал я их землицей немного, а ты же Тамарку знаешь – она за свои книжки меня из-под земли вытащит и кол осиновый вобьёт прямо в темечко.

– Ох, Косыгин, Косыгин… Подкинул ты мне проблем. Что делать-то с тобой

– Ну прости, Викторович, кто же знал, что вот так оно обернётся

– Ладно, – вздохнул Кудинов, – спрячь их куда-нибудь… поглубже. Только вон ту… про оппозицию… Её я у тебя изыму, понял Ещё не хватало мне тут…

– Про революцию что ли

– Ты мне давай тут… вот это вот не надо, понял – понизил голос Кудинов, – нечего всякую чушь читать.

– Понял, – пожал плечами Косыгин и поставил на полку ещё несколько книг.

***

– Поймали, Михаил Викторович – обрадовалась Тамара Васильевна, увидев на пороге библиотеки участкового.

– А как же, – деловито хмыкнул Кудинов, – от меня ещё никто не уходил.

– И кто же эта сволочь

– Да там… Залётный с соседнего села. Вы его не знаете.

– Вот же пакость какая! – всплеснула руками библиотекарь, – вы уж его, пожалуйста, по всей строгости накажите. Чтобы он до конца жизни запомнил.

– До конца жизни… До конца жизни точно запомнит, – хмыкнул Кудинов, – Тамара Васильевна, а можно книжечку какую-нибудь у вас взять На досуге почитаю.

– Ой, да конечно же! Выбирайте любую.

– А вот хотя бы эту.

Кудинов взял с ближайшей полки книгу и протянул её библиотекарю.

– «Преступление и наказание» А вы разве не читали

– Читал вроде бы, но что-то подзабыл уже… Тамара Васильевна, а есть какая-нибудь обложка полиэтиленовая Не хотелось бы книжечку замарать ненароком…

ЧеширКо

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.