Когда я был женщиной, мне всё всегда было ясно

Когда я был женщиной, мне всё всегда было ясно И я всегда понимала мужчин, эту неловкую предсказуемость, как слова престарелого политика, или дождь пасмурным осенним утром, или красный цвет мочи

И я всегда понимала мужчин, эту неловкую предсказуемость, как слова престарелого политика, или дождь пасмурным осенним утром, или красный цвет мочи после свекольного салата.Лишь одна вещь долгое время оставалась для меня загадкой. Их фраза после секса «Ты кончила»
Когда я была девочкой, я переживала, я считала, сказать в этот момент правду мужчине, для него сродни падению с пьедестала на пантеоне Любви, который он так старательно выстраивал. И кто я такая здесь, на этом Олимпе Лишь маленький винтик.
Чуть старше – мне стало просто жаль мужчин. И я врала, чтобы этот маленький плаксивый медвежонок, у которого, правда, волосатая грудь, лысая башка и большой неудобный болт, от которого больно, не стал ныть и расстраиваться. Чтобы из его медвежачьего тельца не посыпались опилки. И он не сдулся в тряпочку.
Потом я прекратила отвечать на этот вопрос. Я поглядывала на мужчиков из-под полузакрытых век и улыбалась. Уверенна, многие из них считали это знаком согласия.
Вспоминаю Серёженьку, моего умненького однокурсника. Я дала ему из интереса: так ли он умён в постели, как в высшей математике Серёженька ползал по мне, как клопик и периодически вскидывал глазки, проверяя, правильно ли он всё делает.
Мне было щекотно, я не могла расслабиться. А ещё в этот момент я вспоминала про Промсвязьбанк. Не спрашивайте, что именно, там мутная история.
Когда Серёженька выдохся, я пару раз вздохнула, он упал мне на живот и прошептал «Ты кончила»
— А как же! – ответила я голосом Михалыча из Жмурок, когда бандит Сергей спрашивает того, пороли ли его в детстве.
Или Валя, тот самый лысый бандит с большим болезненным болтом. Я с ним почти год прожила. И каждый раз он заглядывал мне в лицо и пристально, как контролёр у безбилетника спрашивал «Ты кончила».
— Ещё как кончила, — отвечала я, — ого-го как!
И скручивала рот в трубочку, чтобы показать, как сильно я кончила.
Валя откидывался на спину, отворачивался и моментально засыпал. Мне нравилась эта его привычка. Потому мы так долго и прожили.
Или вот Ян. Высокий, стройный, накаченный. Какая грудь, какие руки. Запах его мужской силы разливался на километр. Бабы тряслись, вожделея его. И так уж вышло, мы оказались в одной постели. Я была пьяна, потому весела и расслаблена. Янек тоже нетрезв. И при этом очень старался. И это было красиво, он был красив. Как вздувались бицепсы, когда он нависал надо мной на руках. Как перекатывались шарики в его накаченной груди. И мне казалось, что почти. Но нет, Ян быстро издох и счастливо упал ярдом на подушку.
— Ты кончила – спросил он хрипло.
Я присвистнула в ответ (я умею свистеть) и спросила:
— Скажи, тебя назвали в честь танкиста и четырёх собак
Я могу вспомнить ещё тысячу случаев. Но всякий раз это выглядит одинаково жалко и глупо. И я не могла понять зачем. Я долго не могла понять.
Но теперь я могу вам сказать точно. Тот, с кем кончает женщина, никогда не задаст такого вопроса.
Вот я никогда не задаю!

Зур Звездочёт

Источник

Обсудить историю

  1. Чижов Кирилл
  2. Antonova Elena

    скорее в честь четырёх собак))

  3. Севера Бродяга

    Всё, писдец, отбили охоту, причём всякую?

  4. Жуковская Александра

    Чот не поняла — она пол сменила и теперь мужык, с которым все кончают?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.