Телефон недоверия

Телефон недоверия Не буду называть своего имени и где проживаю, ибо по регламенту места, где я работал год назад, это запрещалось. Скажу только то, что мне 23 года, со средним образованием и

Не буду называть своего имени и где проживаю, ибо по регламенту места, где я работал год назад, это запрещалось. Скажу только то, что мне 23 года, со средним образованием и работал я в коллцентре на телефоне доверия. Родился и проживаю в загнивающей провинции, где число наркоманов и алкоголиков пропорционально увеличивается закрытым заводам, сокращениям и в целом закрытием рабочих мест в области. Гнетущая атмосфера города отражается в серо-грязных хрущевках вперемешку с гниющими деревянными домами, от которых создается впечатление, что если подует ветер, слабые и гнилые бревна обвалятся на живущих в тех домиках людей.
Большое количество заброшек и постоянно уменьшающаяся численность населения города говорит о том, что у людей тут два выхода: либо рискнуть и свалить в большой город, либо остаться здесь и ждать, пока атмосфера безысходности не лишит тебя рассудка. Хоть как-то спасало ситуацию наличие волонтерских организаций, типа нашей. Очень много людей нуждалось в моральной поддержке, и наша небольшая компания волонтеров старалась помочь этим людям. Работал я в организации где-то полтора года. Зарабатывал там копейки, но благо были навыки в графическом дизайне и основным заработком был — фриланс. Я не мог бросить телефон доверия, так как опыт работы в трудовой книжке — довольно важная вещь, да и с детства ныне покойные родители меня учили всегда помогать нуждающимся. За все полтора года, что я провел в коллцентре, было много пугающих, а порой мистических ситуаций.
Например: звонит пожилой клиент и просит помощи, мол его сиделка не пришла сегодня и деду страшно стало, так как половина тела парализована, из-за чего, чтобы поесть или попить, ему нужна помощь другого человека. Дед кое-как дозвонился по номеру телефона доверия из телефонного справочника. В общем, успокоил я дедулю, и узнал, что его дети, которые наняли сиделку для него, сейчас поживают в Москве. Номера, которые они оставили пожилому родственнику, не отвечали на звонки, также, как и номер сиделки. Я пообещал деду, что скоро к нему приедут и помогут, и он с каким-то облегчением отблагодарил меня и умиротворенно закончил разговор. Я сообщил своему супервайзеру об этой ситуации, после чего он вызвал скорую в квартиру деда.
Под конец дня мы сдали отчеты и начали собираться домой, как Игорь Дмитриевич (так звали супервайзера), положил руку на мое плечо и как-то с тревогой сказал:
— Пошли, покурим.
— Пойдемте, — с недопониманием ответил я.
Игорь Дмитриевич — добренький и пухленький мужичок, 40-45 лет. Он очень ответственно подходил к своей работе. Когда кто-то нарушал правила поведения с клиентом и он это замечал, то отчитывал работника, но зарплату никогда не урезал, так как понимал, где и как мы живем. Мы вышли на крыльцо. На улице уже было прохладно и довольно ветрено. Время было 7 вечера, начинало темнеть. Город в середине осени казался еще более угнетающим. Мы закурили и полминуты стояли молча.
— Помнишь сегодняшнего деда, к которому не пришла сиделка — нарушил тишину Игорь Дмитриевич своим вопросом.
— Помню, — сказал я с небольшим недоумением.
— Приехала к нему скорая, но на стук никто не реагировал. Пришлось вызывать МЧС. Залезли к деду через окно и… Игорь Дмитриевич замолчал и жадно затянул дым в легкие, разглядывая голое дерево.
— И нашли они деда. Лежал на кровати, а на лице была подушка. В квартире был сильный запах гнили, а в руках трубка телефона.
Игорь Дмитриевич докурил сигарету, достал вторую и пытался ее подкурить. Его руки тряслись, из-за чего он потратил немного времени, чтобы зажечь сигарету. Я стоял в еще большем недоумении и уже совсем забыл о том, что у меня в руках тоже была сигарета. Я просто с приоткрытым ртом смотрел на Игоря Дмитриевича и ожидал продолжения рассказа.
— Полчаса назад мне позвонил хороший друг из полиции и сообщил, что при вскрытии деда оказалось, что он был мертв уже шесть дней. Причина: удушение подушкой. А запах гнили там стоял, так как нам уже дали отопление, что удивительно. То его до середины зимы не дождешься, то дают чуть-ли не летом, — попытался перевести тему и неестественно усмехнулся Игорь Дмитриевич.
— Какого хрена Как это мертв С кем я разговаривал тогда Что за хрень Как так — моя голова забилась вопросами.
Я перевел стеклянные глаза на лужу у крыльца и рефлекторно затянул сигарету, но не получилось. Затянулся я горелым фильтром, который еще и пальцы обжог. Моментально выбросил сигарету я застыл с открытым ртом и взглядом на листок клёна на луже.
— Я понимаю, это ты вряд-ли когда-то забудешь, но попытайся не думать об этом. Такое случается иногда. Не ты первый, не ты последний, — сказал мне поникший Игорь Дмитриевич, положив руку на плечо.
— Давай до дому подброшу. И завтра на работу не приходи, отлежись дома, отдохни, короче.
Игорь Владимирович подтолкнул меня ладонью по спине, мы сели в его двенашку и поехали до моего дома. Весь следующий день я думал о случае с дедом. Было множество вопросов, но ни одного ответа. Затем я вспомнил, как он меня поблагодарил и я ненароком подумал, что деду просто надоело лежать и разлагаться, поэтому он и позвонил на телефон доверия. Глупо усмехнулся и пошел на кухню заваривать бич-пакет на завтрак в 5 часов вечера.
Вскоре я узнал, что деда убила его сиделка, задушив подушкой. Эта дрянь сперла все его медали, ценные вещи и мизерные остатки пенсии. Показания расходились с реальностью. А именно: в квартире, рядом с постелью деда стоял стул на котором был стационарный телефон, а сиделка утверждала, что телефон стоял в коридоре, когда она уходила с наживой из дома.
Эта ситуация произошла после трех месяцев моей работы в коллцентре. И она была не последней, а тем более не самой страшной. Как вы поняли, со мной случалось подобное еще несколько раз и я якобы привык, как я думал. Но сейчас я уже год как не выхожу из дома. Вообще ни разу не выходил за целый гребаный год. Благо, завел девушку, которая живет со мной, она и спасает меня от голодной смерти. С доходом все также нет проблем, так как фриланс я не бросил. Как вы поняли, случилось кое-что очень жуткое, что заставляет меня не выходить во внешний мир и бояться каждого шороха, каждой тени, каждого звука. Но об этом в другой раз.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *