Заброшенный тоннель

 

Заброшенный тоннель Эта история случилась со мной прошлым летом, после этого я перестал посещать заброшенные места.С самого детства я любил посещать ветхие старые места, где давно не ступала

Эта история случилась со мной прошлым летом, после этого я перестал посещать заброшенные места.
С самого детства я любил посещать ветхие старые места, где давно не ступала нога человека. Когда мы были детьми, я любил ходить по свалкам, заходить в покосившиеся гаражи, читать надписи из прошлого, и искать там интересные вещи, например один раз мне посчастливилось найти пачку ещё советских денег, которые были аккуратно завернуты в поэлетилен и плотно зажаты резинкой.
С возрастом энтузиазма у меня не убавилось. Я очень хотел посетить Ховринскую больницу, но к моменту, когда я решился осуществить задуманное, рабочие ее демонтировали. Вот так незадача. Жена радовалась, потому что ей не очень бы хотелось, чтобы я не дай Бог упал куда, или чтоб меня плита придавила. Я и сам понимаю, но очень уж люблю такие нестандартные места. Был даже случай, как мы поехали к родственникам в деревню, и за столом брат жены рассказал, что в паре километрах от них расположена старая скотобойня. Как вы догадались, на утро я был уже там с видеокамерой. И на меня никак не действовали уговоры близких не ходить туда. Меня не пугало то, что то место славилось дурной репутацией, что в тех местах видели странного человека, который выглядывал из окон, а после куда-то исчезал. Все это только забавляло меня, и после моего возвращения оттуда, я рассказал, что обошел всю скотобойню и кроме старых тряпок, строительного мусора и досок там ничего не нашел. Жена просила, чтобы я прекратил это занятие, зря я ее тогда не послушал.
Незадолго до того злополучного дня, я нашел в ВК группу любителей бродить по заброшкам и написал, что ищу такого же любителя полазить по забытым местам. Вскоре, такой нашелся, он предложил посетить заброшенный тоннель, который находился в 200 километрах от города. Тоннель начали копать после Великой отечественной войны, чтобы можно было незаметно для противника доставлять боеприпасы до боевых точек глубоко под землёй. А теперь это место поросло деревьями и превратилось в обычный непроходимый лес.
Жене сказал, что пойду за грибами, она в семь утра уходит на работу, а за час до этого мы уже ломанулись на электричку и поехали к тому месту. Дорога неблизкая, два с половиной часа пришлось покачаться в электричке, и вот она, заветная станция. А от неё надо было проехать ещё на автобусе двадцать километров, автобус до туда идёт всего один, и за день их только три. Ждать долго не пришлось через полчаса он подъехал и довёз нас до нужной остановки. Вокруг поле, и вдалеке виднеется лес.
— Нам вроде туда. — сказал Михаил.
— Да, да, как и описано, через поле три километра, ищем гору мусора, и от этой свалки нужно под углом 90 градусов пойти в лес.
Так и сделали.
Прошел час, на часах уже 11-00.
— Юр, смотри!
— Ага, вижу.
Впереди была свалка, посреди поля, откуда она — непонятно, но видно сразу, что находится она здесь уже не один десяток лет, судя по валяющимся пивным бутылкам, которые давно уже были сняты с производства.
— Давай, точка отсчёта здесь, идём прямо. — сказал я.
Мы двинулись вперёд, погода начала ухудшаться, солнце спряталось за тучами, чёртовы синоптики, обещали ясное небо, я и зонта-то с собой и не взял. Лес был очень густой, куча поваленных берёз с елями, видели двух лосей, которые, при виде нас дали деру. Мы прошли где-то около километра, это мало для обычной дороги, но очень много до лесной.
— Они испугались нас больше, чем мы их, — засмеялся Михаил.
— Смотри-ка, что это там
Впереди была заросшая травой прямоугольная конструкция, такая что туда запросто смог бы БелАЗ проехать, это такая машина здоровая, для добычи полезных ископаемых машина.
— Держи фонарь, пошли. — сказал я.
Пришли мы во время, начался дождь, мы зашли внутрь, было темно, но мощный свет фонаря пробивал темноту. Из рюкзака мы так же достали по фонарику и прикрепили их себе ко лбу. Тишина была гробовая. Тоннель по-тихоньку начал уходить вниз, глубоко под землю. Вокруг веет сыростью, вот кто из вас спускался когда-нибудь в коллектор Ну вот примерно так же и пахло.
— Тебе стрёмно — спросил я.
— Немного, а тебе
— Ладно уж, что зря столько ехали…
— Юр, а давай ради прикола выключим фонари
— Давай.
Выключили.
— Слушай, а ведь тут совсем ничего не видно. — сказал я.
— Ага, прям не по себе.
Вдруг мы услышали шум, как будто кто-то со всей силы бросил кусок железа об стену, как будто это было ведро какое-то советское.
— Что это — спросил я.
Ноги подкосились не только у меня, мы включили свет. Огляделись. Никого. Может ветер, там все таки дождь начался, тут же полно хлама. Решили, что все таки это ветер и направились дальше вглубь. Шли долго, наверное с полчаса. Вдруг Михаил говорит:
— Ты слышал
— Что
— Шаги.
Я не прислушивался особо, наши шаги отдавали эхом, но Михаилу показалось, что с нами шел кто-то третий. Мы огляделись. Никого. Странно. Направились дальше, дорога шла то вверх, то вниз, на стенах не было ни единой надписи, что говорило о том, что так далеко ещё никто не заходил.
Идём идём, и вдруг надпись » Тебе же говорили, не ходи туда».
— Юр, смотри, все таки мы не одни здесь были.
— Да, с юмором ребята.
— Вот им заняться было нечем, тут идти и идти, а они ещё и рисовать умудряются.
Темнота пугала, но мы все равно шли, кого боятся, если место заброшенное, а в призраков я никогда не верил. Вдруг Михаил остановился и предложил перекусить, достали по бутерброду, пока мы ели, я достал видеокамеру и начал показывать Михаилу заброшку.
— Скотобойня была. Тут ходил, гулял.
— Мощно.
Я не смотрел в камеру, а показывал Михаилу . Вдруг он говорит:
— А это что за чел
— Где
Я взял камеру и обомлел. Снимал я видео о стиле «делаю селфи» и не видел того, что происходит за спиной. А за спиной у меня стоял странный мужик. Причем, когда я снимал стены, никого в кадре нет, а, когда начал снимать себя, то сзади появился мужик, такой обросший, со шрамом на лбу, одежда в крови…
— Это что за херня — спросил я сам себя, — Мне это не нравится, пойдем назад.
Тело охватил жуткий страх, сердце забило так, что вот-вот выпрыгнет из груди, в горле пересохло, я перемотал, надеясь, что показалось, но мужик был на записи..
Минуту я молча смотрел на Миху.
— Уходим отсюда…
Мы пошли назад, уже не вразвалочку, быстрым шагом, и молча. Идём идём, и вдруг видим надпись на стене :
«Догадался».
Но ее не было там, все стены были пустые, сделанные из блоков серого цвета, и все, не было там надписей, я бы обратил внимание…
Шли мы ещё минут пятнадцать, как вдруг видим, что упёрлись в стену, выход был здесь, а сейчас тут решетка и стена…
— Что за… — сказал я в недоумении
— Как это Этого не было, мы же шли по прямой, что происходит
ВДРУГ С КОНЦА ТОННЕЛЯ ПОСЛЫШАЛСЯ ГОЛОС:
— Зря вы пришли сюда.
Это не на шутку напрягло.
— Кто ты Мы уйдем — сказал я.
Но в ответ мы слышали тишину.
Михаил посмотрел на меня, а затем начал бить по стене, но она не поддавалась, впечатление было, что она стоит здесь уже полвека, хотя мы минут сорок назад были здесь. О Боже, зачем я пришел сюда, почему не послушал жену.
— Юр, пошли вперёд, вернёмся и оттуда пойдем искать выход.
Посидев ещё час, поняв, что ничего больше не остаётся, мы направились вперёд, шли- шли, тех надписей не было уже. Тишина. Кто кричал — не понятно. Дошли до конца пути. Тупик.
— Миха, что делать
— Я не знаю.
Прошло три часа.
-Нас не найдут, Миха, нам не надо было сюда приходить.
-Тебе не надо было.
-В смысле — посмотрел я на Миху, а вместо него…
А вместо него был тот мужик, страшный, в крови, небритый, словно лет пять. Я отскочил от него и упёрся в стену, боясь сказать слово. Вы представьте себя на моем месте…
— А ты думал так все просто
— Я же ничего никому плохого не сделал…
— Мертвые не любят, когда живые к ним приходят, могут и забрать к себе, но я вижу, что парнишка ты неплохой…
— Я клянусь, я больше никогда не приду сюда, обещаю…
— Конечно не придёшь.
— Я клянусь, я не знал, я просто смотрел.
— Заброшенные места должны оставаться навеки обителью для неживых, здесь у них покой, а живые этот покой нарушают. Подойди сюда. Сядь.
Я подошёл к нему. Сел, испытывая нечеловеческий ужас. Михаил, вернее то, во что он или оно перевопротилось положило на мою голову свою холодную руку, и я отключился.

Проснулся я на улице. Болела голова.
— Ну наконец-то, очнулся.
— Что было
— Ты шел, провалился в яму и ударился головой, затем потерял сознание. Полчаса пытаюсь тебя в чувства привести. Ты мычишь что-то.
Я встал, передо мной та конструкция.
— Михаил, я не смогу пойти туда, голова болит, мне бы домой.
— Юрец-Юрец, ну вот только друга нашел, полазить по катакомбам, а он пропадает.
— Миха, понимаю, но такой я далеко не уйду.
— Понимаю. Сам-то дойдешь до остановки
— А ты
— Ну а я что, зря пришел что ли Я полазию, да тоже пойду домой.
— Ты это, аккуратнее там.
— В чего бояться-то, я же там буду совсем один.
Он пожал мне руку и удалился внутрь, а позже и вовсе скрылся в пучине темноты.
Я добрался до платформы, поймал попутку, дождался электрички и поехал назад домой. В электричке я достал видеокамеру, решил посмотреть свои похождения на скотобойне. И к моему удивлению флешки в камере не было. Я ее не вытаскивал.
После этого я залез в ВК, и к моему удивлению страничка Михаила была удалена…

 

Источник

Обсудить историю

  1. Зотенко Людмила

    Да ужас,я бы никогда в жизни не пошла бы туда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *