Легенда о черном майоре

 

Легенда о черном майоре Имена в этой истории не являются вымышленным. А речь пойдет о службе в армии. Об этой нелегкой ноше, которая невольно тянет обычный юноша, достигший восемнадцатилетнего

Имена в этой истории не являются вымышленным. А речь пойдет о службе в армии. Об этой нелегкой ноше, которая невольно тянет обычный юноша, достигший восемнадцатилетнего возраста. Служили мы в лесной местности, воинская часть находилась прямо в сосновом бору. Летом офицеры давали нам ведра и отправляли в лес собирать ягоды, но не для себя, а для своих жен и любовниц. Но себя и мы не обделяли. Две земляники в ведро, две земляники в рот, благо был хоть какой источник витаминов, да и собирать ягоды гораздо приятнее, чем копать ямы, перетаскивать тяжелые предметы с места на место, или что еще хуже, стоять в наряде. В целом, мне грех жаловаться, потому что части бывают и похуже, где могут происходить страшные вещи, и главный инициатор этих вещей — человек. Но речь пойдет не об этом.
Наша воинская часть было построена на болоте, а там, где болото, там, где есть болото, бывают несчастные случаи. И если вы думаете, что в армии все офицеры это серьезные дядьки, то я вас удивлю, пьяниц и алкоголиков среди них хватает. один из них был старший прапорщик медицинской службы Шевкапляс, и он очень злоупотреблял этим делом, но несмотря на это он был грамотным врачом на все руки. А в паре с ним работал майор Жалсанов, которого позже прозвали черным майором. Именно он ночью пьяный умудрился увязнуть в трясине, которая была недалеко от санчасти. Его тело вытащили, специальные службы сказали, что заберут его завтра. Мы оттащили труп в санчасть и бросили его к запасному выходу. А наутро тело исчезло. Дежурный по части потом долго оправдывался перед командиром части, да и мы подтвердили, что так оно и было. Мало того мокрые следы остались. На трех кпп дежурные клялись, что там никого не было ночью, никто них никто не ходил. Про ту историю давно забыли.
Служба в казарме не сахар, ночью прессуют деды, а днем офицеры гонят солдат заниматься хозяйственными работами, недосып копится, от чего я один раз даже уснул, когда мел улицу. Обычно через три недели недосып становился невыносимым, а все, кто служил знают, что выспаться можно в санчасти. У меня на ноге был вросший ноготь, я часто этим пользовался, шёл в санчасть, меня клали туда, Шевкапляс говорил, что сделает операцию и вырежет ноготь, но на деле он напивался до беспамятства и спал в своей коморке. А я, счастливый, спал, как сурок. Обычно клали в санчасть на три дня, за два дня мы там высыпались, появлялась энергия, мы даже начинали по ночам беситься, бегать по санчасти, бороться. Прием пищи у больных осуществляется там же, есть специальная столовая, по площади ни чем не больше, чем обычная кухня, которая есть в каждом доме. Так вот во время очередных игр, я забежал на кухню и заперся. Мои сослуживцы долбились в дверь, а я смеялся. Вот только смеяться я перестал, когда в столовой лампочка погасла. А затем, спустя полминуты загорелась. Я обернулся и в окне увидел того самого майора Жалсанова. У него не было глаз, и весь он был в водорослях, при этом на нем была фуражка, это все, что я запомнил за долю секунды. Из санчасти я вылетел, как ошпаренный и босяком добежал до батальона, разбудив своими стуками в дверь спящего дежурного. Я перепугался, особенно, когда обернулся и увидел его, черного майора, который шёл за мной по пятам.
О происшествии было доложено дежурному по части, роту подняли, выдвинулись на место, прочесали всю часть, но никого подозрительного там не нашли, решили, что мы собрали галлюцинагенных грибов в лесу и съели их для того, чтобы «расслабиться». За это меня наказали, поставив дежурить на тумбочку на целый месяц, а деды нарезали мне накрыть им поляну за это, плюс к тому бляхами от ремней отбили мне все ладони, я получил по одной руке сто «печенюшек», и сто по другой, после чего мои ладони приобрели вид боксерских перчаток, и меня, смеясь, стали звать печенюшником. Печенюшка — это такой вид наказания в армии, когда дух провинившийся ставит кисть ладонью вверх, а дед со всего размаху ударяет по ней бляхой от ремня. Припомянали мне это все очень долго, но время лечит, и вскоре все забылось, я даже сам себя убедил в том, что все это мне просто приснилось, либо я и правда что-то не то съел.
Долгожданный день настал, когда наши дедушки уволились, и мы стали старшим призывом. У старшего призыва были свои наряды, это был шестой кпп. Там была техзона, которая так же находилась в глухой чаще. Но только служба там была медом. Вся работа заключалась в том, чтобы встретить офицеров, которых привозит автобус в техзону в утреннюю смену, затем проводить сменившихся, и тоже самое вечером, остальное время развлекайся, делай что хочешь, хоть спи, хоть картошку жарь. Единственным минусом был пятый кпп. Этот кпп находился в километре от шестого кпп, и там должен с утра до вечера стоять боец, этот кпп был сделан для того, чтобы в случае нападения врага, дневальный по кпп успел подать сигнал в техзону. Делать ничего не оставалось, стояли по очереди. А стоять-то там скучно, это сейчас есть у каждого планшеты, телефоны, зашел в интернет, посидел, а тогда, когда служил я, из развлечений были только книжки, ну либо приходилось часами смотреть в стену, либо летать в своих мыслях, мечтать о красивой девушке, которую встретишь на гражданке и представлять какие байки и небылицы будешь рассказывать друзьям, дембельнувшись.
Так вот сижу я, как раз время ужина почти, сменившаяся группа офицеров уехала в военный городок, то есть осталось еще немного, и можно кпп закрывать, вдруг начала происходить какая-то чертовщина. Я слышу отчетливые шаги за коморкой. Выбегаю, слышу, как шаги уходят в лес, но при этом никого нет. Ухожу обратно, та же история, снова шаги по снегу, скрипучие такие. Да что за дела Выбегаю, никого, обернулся, и вдруг увидел на заборе мальчика. Он плакал. Как он сюда попал. Я побежал в его сторону, на секунду дерево закрыло его, и, когда я обогнул этот толстый дуб, мальчика уже не было. Ну не могло показаться. Вышел за кпп, мало ли, он упал с забора, но там никого не было, снег без единого следа, как выпал, так и лежит. Тем временем я услышал грохот в коморке, побежал туда и увидел, что телефон разбит. Вокруг никого, и снова слышны шаги за спиной, как будто кто-то бежит на меня. Я обернулся, но не увидел никого. Это стало ни на шутку меня напрягать, сам телефон не мог там упасть, да даже если бы и упал, то ему бы ничего не было, это ж древний, как говно мамонта телефон, им гвозди забивать можно. Его кто-то разбил, но кто это. Я наслышан происходящей чертовщиной здесь, эти байки нам часто рассказывали, и про тень в столовой, которая ходит по ночам, и про то как краны сами по себе открываются, я этого не видел, и отказывался в это верить. И я совсем забыл про тот случай в санчасти, а вспомнил я про него, когда увидел того майора, он откуда ни возьмись появился, стоял он пяти метрах от меня и смотрел мне прямо в душу, затем я почувствовал, как земля подо мной стала мягкой, а ступни мокрые, холодная вода заполнила оба сапога. Я проваливался под земли, очень медленно, снег вокруг меня становился мокрым. Я погружался в это болото быстро, холод был дикий, ранее я никогда не окунался в прорубь, мне было трудно дышать, а майор смотрел на меня и последнее что что я увидел перед тем, как погрузиться, это того самого, майора Жалсанова, который полгода назад так же утонул в болоте.
Через час наряд по кпп поднял панику, доложил дежурному о том, что пропал солдат, на месте был обнаружен штык-нож и шапка. Следов вокруг не было, весь лес прочесали, командование части доложило в округ о происшествии, меня объявили в розыск, но как можно найти того, кто просто бесследно исчез. Теперь воинская часть — это моя обитель, и нас таких много, тех, кому земля в этом месте стала могилой. Когда нам скучно, мы развлекаемся по-своему, пугаем людей, открываем краны по ночам, скидываем с полок посуду, или просто издаем пугающие звуки, а время от времени мы находим жертву, и забираем ее с собой в наш мир. Тело съедаем, а душа остается с нами навеки, едим мы редко, но чем нас больше, тем сильнее нагуливается аппетит.
Не всегда то, что вы видите, делают люди, не факт, что все выше писал живой человек.

 

Источник

Обсудить историю

  1. Васильева Светлана

    Круто

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *