планета зайцев

 

Скакал зайчонок по лесу, скакал и думает- а чего я скачу целый день, спрячусь-ка я за кустики и подрочу.
Доскакал до разлапистых кустиков, от которых немного попахивало волчьей мочой. Но смелого зайчонка это не пугало. Спрятался он за кустиками и стал себя всячески подбадривать. Стал представлять зайчиху, её серую шёрстку, манящий хвостик, ушки её, глаза с поволокой и стал теребонькать зайчишка.
Вдруг лиса в кусты прыг. Смотрит, а там зайчонок. Она ему и говорит:
— Зайчонок, ты что дрочишь
— Нет, что ты,- отвечает зайчонок, одновременно пытаясь успокоить стояк.
— Да, точно дрочишь. Я тебя по ушам спалила еще вон с того пригорка.
— Нет. Сказал же тебе.
— Ой, да сейчас всем раззвоню, что зайчонок все кусты в лесу обдрочил.
— Я тебе пизды дам, тварь рыжая,- оскалился зайчонок.
— Ну-ну, ну-ну. Много вас таких было, только уши больно коротки.
И лиса шмыгнула от кустов в чащу леса.
В тот же день все в лесу уже знали, что зайчонок дрочит и перестали с ним здороваться.
Даже ёжик, закадычный друг лапы зайчонку не подал. Фыркнул только, колючки выпятил как пивной живот и отвернулся. Был бы это не ёжик, а скунс, точно бы навонял в сторону зайчонка.
Расстроился зайчонок, лес то не такой уж и большой. Все вокруг его будут подначивать, издеваться. Надо как-то ситуацию исправлять. И поскакал тогда он к старому кроту, который жил в норе на окраине. Крот был настолько старый, что помнил еще такую страну как Чехословакия.
Прискакал зайчонок к норе где жил старый крот и стал его звать. Кричал, кричал, никто не выходит. И тут у зайчонка живот скрутило, невмоготу. Сел он и покакал прямо в нору крота. А на душе у самого гадко. Дело то с мёртвой точки не двигается.
Вдруг земля зашевелилась и из норы показалась кротовья морда в заячьем говне.
— Это ты мне в нору нагадил,- спросил крот.
— Нет, что ты. Ты же мой единственный друг. Это был кто-то другой,- ответил зайчонок.
— А кто же тогда Я чую, что здесь кроме тебя никого сейчас нет. А у меня в норе говно. Вот и сложи.
— Я только что прискакал. И знаешь, скачу я к своему старому другу кроту и вижу, ещё с пригорка, как лиса, сволочь рыжая, сидит и гадит тебе в нору. Никакого уважения к личному пространству.
— Ты уверен
— Клянусь тебе своими ушами.
— Что за нелюди. Надо эту лису проучить. Такое неуважение к старшим.
— Обязательно. Она вообще очень подлая натура. Про меня тоже врёт налево-направо.
— А что она про тебя врёт
— Да, всякое. Ты же знаешь, что лисы с зайцами- главные враги. Вот она и врёт.
— Ну что конкретно
— Да так, гадость одну. Но это враньё.
— Что ты дрочишь что ли
Зайчонок аж закашлился, ком в горле застрял.
— Так это, братец, природа твоя, ничего не попишешь. Я когда молодой был, только-только из Чехословакии в этот лес попал, тоже дрочил как ни в себя. Скучал. Размножаться не с кем было. Поэтому и дрочил. А кто теперь этом помнит- никто. Все на шапки да на шубы пошли. А я всё еще здесь.
— Думаешь природа во всём виновата
— А как же. Но насчёт лисы надо что-то решать. Срать в мою нору не позволено никому. Никакой сволочи.
— Так и я о чём толкую. Надо её завалить.
— Кого её
— Ну, лису.
— А.
— Бэ. Завалить её надо. Она же не успокоится.
— Ну, так завали. Я отсюда не выхожу никуда. Возраст.
— Я же зайчонок, как я лису могу завалить. Один.
— То есть вместе мы можем!
— Может не сами, а какой-нибудь хитростью.
— Есть тут у меня один знакомый лось. У него женщины давно не было. Можно его подговорить и он лису порвёт.
— Дельное предложение.
— А я о чём.
— Тогда пойдем скорее к этому лосю.
Лося нашли по шаркающему звуку, напоминающему звуки наждачной бумаги по дереву.
Как оказалось, лось, от долгого отсутствия женщины, облюбовал себе окрестные дупла. И долбился в них целыми днями, что не особо нравилось окрестным птицам. Птенцы после этого рождались с отклонениями. А некоторые даже с маленькими рожками.
Крот и зайчонок отвлекли лося от очередного дупла и выложили ему всю картину.
— Лиса, братец, это гораздо лучше чем дупла. Лиса, это натурель,- увещевал крот.
— Да, она к тому же и сама не против,- поддакивал зайчонок.
Лось же стоял молча и жевал желудь. В глазах его плавала похоть и он молча, оставив излюбленные дупла побрёл в глухую чащу, вынюхивая лису.
Лиса спала свернувшись колечком, положив морду на собственный хвост. Она спала и снились ей куры из деревни, что за лесом. Она даже не почувствовала как к ней приблизилось что-то огромное, заслонившее собой солнце.
Лось подцепил рогами спящую плутовку, подкинул её в небо, и поймал уже совсем на другой орган. Лисе не суждено было выжить. О такой драме не мечтал даже Шекспир.
Слухи в лесу разносятся быстро и всё вернулось на круги своя: лось снова пялит несчастные дупла, крот пропадает в недрах земли, а репутация зайчонка восстановилась. И даже более того, весть о храбром сереньком зайчонке разнеслась по округе и к нему стали скакать зайчихи, чтобы своими собственными глазами с поволокой посмотреть на храбреца.
С тех самых пор популяция зайцев в этом лесу превысила все допустимые пределы и постепенно зайцы захватили эту планету.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *