Месть пушистых

 

Месть пушистых Маленький шахтерский поселок Бажова, расположенный среди множества подобных ему поселков, утопал в полуденном зное июля. Дождей не было уже больше трех недель, поэтому люди,

Маленький шахтерский поселок Бажова, расположенный среди множества подобных ему поселков, утопал в полуденном зное июля. Дождей не было уже больше трех недель, поэтому люди, измученные раскаленным воздухом, от которого было невыносимо дышать и совсем не хотелось двигаться, попрятались за бетонными стенами своих домов. Редкого человека можно было увидеть сейчас на улице, да и то гонимого какой-то неотложной необходимостью. 

По улице двигаясь быстрым шагом, фактически бегом, шел подросток, что-то пряча за пазухой своей просторной футболки с изображением оскалившегося питбуля с окровавленной человеческой ногой в пасти и надписью «Тузик, к ноге!». Воровато оглядываясь, он подошел к дороге и, убедившись в отсутствии поблизости автомобилей, перешел на другую сторону, двинувшись в сторону гаражей. За чередой однотипных гаражей находились старые деревянные стайки, наполовину заброшенные и покосившиеся от старости.

Денис, так звали парня, проследовал по замысловатой, петляющей среди хаотично построенных стаек дороге и нырнул в узкий проход между кустами сирени, скрывшись от посторонних глаз. Там, среди густо разросшихся кустов, находилась старая давно заброшенная стайка с покосившейся дверью. Денис отворил дверь. Ржавые петли заскрипели, впуская подростка в полутьму помещения с тяжелым запахом сырости и плесени. Но, помимо этого, в стайке витал еще один запах — запах смерти и разложения.

Зайдя со свежего воздуха в затхлое помещение, Денис скривился и попытался закрыть нос, но проклятая вонь все равно проникала. Подросток посмотрел под потолок и бегло пробежал взглядом по своим трофеям. Двадцать трупиков кошек, замученных и растерзанных, уже в разных степенях разложения, мирно висели каждая на своем месте. Полюбоваться своим произведением он не успел: котенок, которого он держал за пазухой, истошно завопил и начал вырываться, больно царапаясь при этом. Денис взвыл от боли и выхватил котенка из-за пазухи, сильно сдавив горло бедному животному, отчего котенок захрипел и стал извиваться вокруг руки, пытаясь ослабить хватку.

— Царапаться вздумал, скотина! — прошипел подросток сквозь зубы и еще сильнее сжал руку. — Врешь! Не уйдешь!

Прошло около минуты. Котенок задыхался в руке своего мучителя, а подросток все еще не расслабил хватки. Постепенно глаза котенка стали наливаться кровью и приобрели стеклянный блеск, он уже почти не двигался, лишь изредка подергиваясь в судороге.

Денис был уже опытным извергом и знал, когда надо остановиться. Буквально в последний момент, пока жертва окончательно не задохнулась, он разжал пальцы. Котенок упал на земляной пол и остался там лежать, подергиваясь в судороге и вывалив синий язык наружу. Его слабое дыхание было едва заметно в полумраке помещения.

Лицо подростка растянулось в издевательской ухмылке, он слегка пнул ногой котенка.

— Ты и вправду подумал, что вот так все просто закончиться — злорадно прошипел он, — Думал, можешь меня безнаказанно поцарапать и свалить по-тихому

Денис задрал футболку и посчитал царапины от маленьких когтей на своем животе, потом посчитал на руке, которой он душил котенка.

Шесть на животе, семь или восемь на руке.

— Ну, брат, — обратился он к бедному животному, — это уже перебор, скажу я тебе. Тут твои собратья и за меньшее получали по полной!

Котенок только начал приходить в себя, как мучитель вновь схватил его за шею и поднес маленькую мордочку к своему лицу, посмотрев в остекленевшие глаза животного.

— Ты что, крутой — прошипел подросток котенку в мордочку. — Думаешь, это тебе сойдет с рук

Котенок не ответил. Он молча висел в руке подростка и смотрел в лицо смерти.

— Крутой, значит! — сделал вывод Денис. — Молчим, как партизан!

Стеклянный взгляд котенка, приоткрытый рот, слегка вывалившийся посиневший язык, но ни звука в ответ.

— Круто-о-й!!! — заорал Денис и, размахнувшись, запустил маленькое тельце в стену.

Пролетев пару метров, котенок ударился о стену и упал на пыльный пол стайки в неестественной позе. Вокруг него кружилась пыль, струящаяся в свете солнца, едва пробивающемся сквозь щели в дощатой стене.

Посредине стайки находился земляной погреб, частично обвалившийся за долгие годы отсутствия хозяина, кое-как прикрытый трухлявыми досками. Денис знал, что его веса доски не выдержат, поэтому всегда держался стороной этой ямы. Обойдя яму по кругу, он подошел к бездыханному тельцу и присел рядом с ним на корточки. Котенок не подавал признаков жизни, не было видно, чтобы он дышал, из обеих ноздрей стекали струйки крови.

Денис замотал головой, отказываясь поверить в то, что мелкий засранец так просто от него отделался. Он схватил бездыханное тельце котенка и стал трясти его, сдавливать и щипать, лишь бы вернуть его к жизни. Веселье на сегодня не закончено, оно не может так просто закончиться! Ему ни за что не успеть отловить еще одну кошку сегодня — через час придет мать с работы и заставит его пойти домой, чтобы ехать на проклятую дачу. А если он не появится дома к назначенному времени, мать преподаст ему такой урок, что весь вечер будет задница гореть, как в огне.

Чувствуя разочарование, Денис принялся трясти котенка еще сильнее и, наконец, не выдержав, со злостью ударил животное кулаком по голове. Удар был приличным, парень был не из слабаков. Он отчетливо слышал, как хрустнул череп животного, да и кулак ощутимо заболел, однако никакого эффекта это не вызвало. Котенок, как ни крути, был мертв.

С отвращением на лице подросток швырнул тельце в дальний угол и злобно сплюнул на пол:

— Повезло тебе, тварь, легко отделался!

Закурив сигарету, он присел на пол и стал вязать петлю на короткой веревке, после чего накинул петлю на шею мертвого котенка, затянул ее и привязал свободный конец к потолку. Номер двадцать один занял свое место среди остальных мертвых замученных сородичей.

«Завтра я буду осторожнее и растяну удовольствие, — подумал Денис. — Только надо будет поймать кошку покрупнее, чтобы держалась подольше и не сдохла раньше времени».

Двигаясь в сторону дома, он придумывал всевозможные извращенные пытки, которые завтра опробует на кошке.

* * *

Статная красивая сиамка растянулась на бревнах на углу пятиэтажного дома и нежилась на солнце, почти полностью прикрыв глаза. Иногда она открывала глаза, чтобы оценить обстановку вокруг, и снова проваливалась в полудрему.

 

Денис знал эту кошку, знал ее хозяйку, Марина с третьего этажа. Марина была одной из самых красивых девушек на поселке и с Денисом даже не здоровалась, хотя они жили в одном подъезде. Денису Марина нравилась, но он прекрасно понимал, что она никогда не посмотрит в его сторону.

«Чем не повод отомстить ее кошке» — промелькнула мысль у Дениса.

Он осторожно приблизился к дремавшей кошке, убедившись, что поблизости никого нет.

— Кис-кис-кис, — с улыбкой на лице произнес Денис. Кошка приоткрыла голубые глаза и лукаво посмотрела на него. 

— Хорошая киска, очень славная киска, — продолжил парень, обрадовавшись тому, что кошка не испугалась и не убежала сразу. Значит, есть шанс ее поймать.

Он почти вплотную подошел к кошке. Сиамка открыла глаза и спокойно наблюдала за приближавшимся к ней человеком. Денис трепетал от волнения. Он уже несколько раз пытался отловить эту кошку, но раньше она и близко не позволяла подойти, всегда убегая от него. Осталось не больше метра. Денис протянул руки к кошке и аккуратно взял ее с бревна. Никакого сопротивления она не оказала, чему он был несказанно рад.

Сиамская порода отличается крайней агрессивностью и вспыльчивостью — Денис знал это и откровенно побаивался ее, но, как ни странно, кошка была спокойна и даже позволила ему спрятать ее под футболку.

Не веря своему счастью, парень двинулся в свое логово, стараясь держаться среди высоких кустов сирени, чтобы лишний раз не попасться никому на глаза. Перейдя дорогу и оказавшись среди гаражей, он ускорил шаг, предвкушая скорую расправу над животным. Вчера он придумал новую игру и сегодня собирался испробовать ее на этой кошке. Вечером отец смотрел какой-то фильм про времена инквизиции, так там палач пытал свою жертву раскаленным прутом, то прижигая кожу, то протыкая части тела насквозь. Жертва истошно вопила с экрана телевизора, отец потягивал пивко и злорадно ухмылялся, наверняка представляя, каково это видеть вживую. Денису же предстояло это увидеть воочию. Жаль, что жертва всего лишь кошка — с человеком было бы прикольнее. Чтобы веселье состоялось, Денис подыскал подходящий стальной прут, обмотал один конец изолентой, чтобы не обжечь себе руки, и спрятал его возле одного гаража сегодня утром перед тем, как отправиться на охоту. 

Прут был на месте. Прихватив его, парень двинулся по знакомой тропинке среди покосившихся стаек к своему логову.

Пробираясь сквозь густо разросшиеся кусты акации и сирени, он, в который раз уже представил себе, как его деяния со временем станут достоянием общественности. Конечно, о его причастности ко всем этим зверствам известно не будет, такая слава ему ни к чему: узнать должны лишь о пятидесяти зверски замученных кошках. Пятьдесят трупиков — это именно то количество, которое он сам себе определил.

Денис не раз представлял себе тот день, когда правда о совершенном им злодеянии будет раскрыта и маленький тихий поселок загудит от негодования, как пчелиный рой. Для их поселка это будет настоящее потрясение, об этом станут говорить на каждом углу, станут гадать, спорить, кто бы это мог сделать.

Представив себе, как бабки у подъезда будут судачить про нового маньяка на поселке, парень усмехнулся и прибавил шагу. До его логова оставалось совсем ничего. Прежде чем подойти к своей стайке, Денис осмотрелся по сторонам, опасаясь быть замеченным случайным прохожим, или одним из хозяев стаек, что еще не были заброшены. Он всегда так делал, прежде чем приблизиться к своему логову: никаких случайностей не должно быть. Его причастность к зверствам должна остаться тайной за семью печатями.

Выждав немного времени и как следует осмотревшись по сторонам, парень убедился в том, что он здесь один. Он прошмыгнул между кустами сирени, и юркнул в покосившуюся дверь.

Всю дорогу, что он преодолел от своего дома до логова, кошка за пазухой сидела смирно и ни разу даже не пискнула. Это было очень странно и непривычно. Обычно кошки вели себя иначе, пытались вырваться, некоторые орали как ненормальные, почти каждая пыталась поцарапаться, а эта сидела смирно, словно спала.

«Ну ничего, сейчас она у меня заорет», — подумал Денис.

Войдя в полутьму затхлого помещения, парень подождал, пока глаза не привыкли к скудному освещению. Как только зрение настроилось, он замер в изумлении, словно громом пораженный. Там, где еще вчера с потолка свисали трупики двадцати одной кошки, было пусто.

Денис часто заморгал, мозг отказывался поверить, что весь его труд пошел насмарку. Кто-то обнаружил его логово раньше времени и снял всех кошек. Теперь никто не узнает о его забавах, никто не станет про это говорить, никакой славы и шума в поселке, все пропало даром.

Не в силах сдерживать негодование и злость, Денис заорал как полоумный и стал метаться по стайке в поисках своих трофеев. В приступе гнева он совсем позабыл про сиамку за пазухой и спохватился лишь тогда, когда кошка, издав невероятный рев, со всех сил полоснула когтями по голому животу и вырвалась наружу.

Боль адским огнем обожгла кожу. Парень скривился и, задрав полы футболки, посмотрел на свой живот. Кошка обладала невероятной силой: кожа на животе была разодрана в клочья, кровь обильными струйками стекала вниз и уже изрядно намочила джинсы.

— Ах, сука проклятая! — взревел Денис и кинулся к кошке, которая, как ни в чем не бывало, уселась на полу напротив. Подскочив к ней, Денис уже собирался как следует пнуть мерзкое животное, но заметил множество черных теней, заскользивших вдоль стен.

Он замер на месте. На первый взгляд эти тени могли сойти за больших крыс, но откуда им взяться, если в помещении находилась кошка Немного отступив назад, Денис с ужасом рассмотрел, что те, кого он сначала принял за крыс, таковыми никак не являлись. Это были кошки в разных степенях разложения, некоторые совсем высохшие, буквально кости и полуистлевшая шкура, другие еще в теле, но весьма прогнившем. Они кружились вдоль стены и все, как одна, уставили свои мертвые глазищи на него, постепенно сжимая кольцо вокруг него.

Денис попытался закричать, но тут же подавился собственным криком. От накатившего ужаса его связки буквально парализовало, наружу вырвался лишь приглушенный сиплый стон. Отказываясь верить своим глазам, парень повернулся в сторону выхода и попытался сделать шаг, но не смог, так как одна из кошек, крутящихся в оцеплении, кинулась на него и вцепилась в лицо своими острыми когтями. Маленькие, но острые, как иглы, зубы впились в переносицу. Денис завизжал от боли и ужаса. Он принялся крутиться на месте как ненормальный, пытаясь оторвать от своего лица мерзкую, вонявшую разложением бестию.

Не успел он справиться с одной, как остальные, словно по команде, кинулись на него и впились когтями и зубами в разные части его тела, буквально облепив его всего. Он попытался закричать — боль была невыносимой, — но не смог: одна из тварей тут же сунула голову ему в рот. Инстинктивно Денис сжал зубы, череп кошки треснул и ему в глотку посыпались опарыши. Несколько непроизвольных вдохов, и личинки попали в легкие.

В груди нещадно зажгло, перед глазами встала кровавая пелена, адская боль пылала по всему телу, ноги и руки налились свинцом, и он уже не мог этому сопротивляться. Теряя последние силы вместе с угасающей искоркой жизни, Денис сделал шаг назад и наступил на трухлявые доски, которые едва прикрывали черную бездну погреба. Доски хрустнули и проломились под весом его тела. Парень рухнул в разверзнувшуюся пасть преисподней.

Сиамская кошка, все это время спокойно наблюдавшая за вершившимся судом возмездия, подошла к краю погреба и посмотрела вниз. Денис лежал на сыром земляном полу погреба и, подобно выброшенной на берег рыбе, жадно хватал воздух ртом. Из его груди торчал стальной прут, которым он собирался мучить кошку. Он был еще жив. 

Кошка грациозно спрыгнула ему грудь, мягко ступая по растерзанному в кровь телу, она приблизила красивую мордочку к его горлу.

— Этого не может быть! — захрипел умирающий подросток. — Так не бывает!..

— Еще как бывает, — услышал он в ответ мурлыкающий голос.

Не дав ему время на обдумывание услышанного, сиамка вцепилась в горло Дениса зубами, вырывая последний трепет его жизни.

Источник

Обсудить историю

  1. Лыков Игорь
  2. Диброва Наталья

    Так и надо такому живодеру.

  3. Соболева Оксана

    Читала с ужасом, аж пропуская между строк мучения пушистых ? но окончание читала с упоением и удовольствием ! Эх, если бы в жизни было бы так ?

  4. Демидов Александр

    это очень тяжело читать, хотя концовка в принципе того стоила

  5. Смирнов Павел

    Нельзя,ска мучить кошек!

  6. Ягудин Камиль

    А откуда фотография?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *