Натуральный детектив

Натуральный детектив У Джерри Косински болела голова. Причем, когда говорят, описывая эту боль, что многочисленные, разрывающие черепную коробку колокольчики, трескаясь и разламываясь, бились

У Джерри Косински болела голова. Причем, когда говорят, описывая эту боль, что многочисленные, разрывающие черепную коробку колокольчики, трескаясь и разламываясь, бились изнутри и расплёскивали тягучее и пульсирующее желание умереть, это вот ровно половина того, что было сейчас внутри больной головы.

Лейтенант стоял над трупом, держал указательные пальцы на висках, чуть морщился. Со стороны казалось, что он неистово пытается постичь картину преступления и проникнуть разумом внутрь мёртвого тела, увидеть всё его глазами и понять. Ну или хочет в туалет. Но Косински просто пытался усмирить головную боль, как это советовал делать Джефри Шлезингер из лаборатории, соседом которого по дому был старик-китаец, весьма сведущий в своей китайской нетрадиционной медицине. Голова не проходила.

— Сраные китайцы, — сказал наконец Косински вслух и опустил руки.

Труп выглядел предосудительно. Никакими его глазами Косински не смог бы взглянуть, даже если бы очень сильно напрягся. У трупа отсутствовала голова и её видимо отделили не очень аккуратно, потому что всё вокруг было заляпано соответствующими бордовыми брызгами, сгустками и кусками.

— Шеф, я тут опросил свидетелей, никто ничего не слышал…

Это заскочил в квартиру сержант Регле… Рыгле…тьфу, до чего дурацкие фамилии у этих немцев, как вообще можно жить с такими фамилиями, которые не произнести

— Генри…
— Да, шеф
— Хозяин то что говорит
— А хозяин русский, сэр, ни черта не понятно, что он там говорит, размахивает руками, трясётся, и всё повторяет «йося, йося»…

— Жираф – внезапно спросил Косински.
— Виноват… – вытянулся сержант Ригер.
— Забей, — поморщился лейтенант, — вызови переводчика и труповозку.
— Так уже вызвал, переводчик на труповозке и едет…

Косински застонал, зажимая висок ладонью и пошёл прочь из квартиры.

Хозяина квартиры привезли вместе с переводчиком, но ничего путного он не рассказал. Суетился, боялся, мямлил, его было жалко, совершенно очевидно он вляпался, когда сдал квартиру этому типу без башки, и теперь отдал бы всё, чтобы распутаться с этим странным делом. Косински быстро допросил его, даже не записывая ничего в блокнот и отпустил. Голова болела и думать над делом он будет завтра. Так он думал, когда, наливая в коридоре дрянной кофе в автомате, вдруг нащупал конверт у себя в кармане. Внутри был листок, исписанный мелким аккуратным почерком. Начинался текст забавно:

«Я уже давно умер. Не сейчас, в этой квартире, распластавшись на грязном коврике, и разбросав руки в стороны, нет, гораздо раньше. Я умер, когда мои имя и фамилию стерли из баз данных, и я стал просто оперативником Моссада.
Да, не поднимайте брови, лейтенант, вам, в общем-то, просто опять не повезло. Глухарь этот не подтвердит Интерпол, потому что меня же нет давно, нет отпечатков пальцев, ничего нет. Впрочем, одно имя я вам скажу. Иосиф Гирофф, можете пошарить в архивах разведки, я знаю, что у вас есть там знакомый, он найдёт.

Почему-то принято считать, что все евреи обязательно говорят с жутким одесским акцентом, сыпят поговорками, «забалтывают» потоком фонем, ненужной информации, сбивают с толку. Это смешно и по-прежнему производит впечатление. На всех поголовно, и даже на этого тихого упыря, которого они прислали ко мне на проверку и, видимо, чтобы прикончить меня, когда убедятся, что я это я.

Я открыл ему дверь, болтал, шутил, пригласил его на чай, дёргал за рукав, показывал фотографии родственников, требовал внимания, и забалтывал, забалтывал, забалтывал, и, видимо, перестарался, потому что он в тонкости диалекта всё же не вник и достал помповое ружьё. Пришлось отстрелить ему башку из его же ружья, а потом обтравить кончики пальцев кислотой, чтобы вы не могли меня опознать.

Вы были очень любезны, лейтенант… Косински, по-моему, я правильно запомнил вашу фамилию. Я благодарен вам за вашу внимательность и терпение во время нашего разговора, несмотря на жуткую мигрень. Вы хороший человек. Напишите в рапорте, всё, что считаете нужным. Обязательно вернитесь на место происшествия, там будет пожар, но я позаботился, чтобы вы смогли найти пистолет, который подтвердит ваши слова и позволит закрыть дело об убитом агенте Моссада. В конторе вам, скорее всего, не поверят, но это и не нужно.

И кстати, перестаньте пить бурду, которую вы называете кофе и купите нормальные зёрна в «Полфунта» на Эверсон роуд 16. Это поможет и при вашей мигрени. Просто постарайтесь принимать обезболивающее как можно раньше, при первых признаках головной боли. Удачи.».

Всё истории автора — маяка

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *