Все, это произошло, произошло.

Все, это произошло, произошло. Мой самый страшный сон начинает сбываться! «Поправила локоны, морщины, зипун» Значит, дело было так. Проработала я в этих инстаграмах полдня, очнулась - ребёнок со

Мой самый страшный сон начинает сбываться!
«Поправила локоны, морщины, зипун»
Значит, дело было так.
Проработала я в этих инстаграмах полдня, очнулась — ребёнок со школы пришёл. Голодный.
А мать у него непутёвая. Малахольная мать. Немножко ехидна. Забыла, что еды дома и нет никакой. Все съели.
Ребёнок 16 лет и ростом под два метра — милейшее существо.
Если кормить его каждые 1,5-2 часа.

А если нет — это же берсерк. Разгневанный титан! Стоит, смотрит на тебя откуда-то из облаков, глазами вращает, клюв раскрыл — ждёт, когда мама-птица червячка забросит.
А мама — птица не бросает. Мама — птица забыла вообще, что она червячков должна добывать. Она что-то там пишет другим птицам. Что-то там заливает в их честные глаза.

Ладно, делать нечего: взяла нож и отрезала от себя кусок филе (зачеркнуто) побежала на кухню, волосы назад, поскребла по сусекам, под сусеками и над сусеками. Что-то там сообразила на тарелку. Спасла ребёнок от голодной смерти. Но это же часа на два. Растущий организм, бесконечное деление клеток, Сансара.
Что ж. Делать нечего. Нужно собираться и идти в эту ночь, холод, неизвестность. Т.е. в «Пятерочку» за домом.
Пошла. Набросала в тележку того и этого. И вот этого. По акции не надо. Нет, мне не надо. Бесплатно Тогда давайте.

И вот картина маслом: ноябрьский вечер, Пятёрочка, все кассы работают, люди плотной массой стоят в очереди, ждут, когда уже безжалостный космос поглотит этот мир.

Мне все пробили. Это уже все мое. И курица без головы, и индейка в виде фарша, и даже две пачки соды (нет, я не пошла по ссылке «чтобы похудеть, нужно каждый день всего-лишь выпивать две ложки соды». Это для чемоданов)
В общем, все мое уже.
Оплачиваю картой.
Недостаточно средств.
По очереди пошла небольшая волна. Мужчина за моей спиной, стоявший так близко, что считал не только пин, но и линия жизни на моей ладони, даже отпрянул чуть.
Я, не моргнув, достаю вторую карту. (Куда делись деньги на той карте! Я не могла, не могла! Или могла)
Недостаточно средств.
Не может быть! Это ошибка! Этого не может быть!(Это кредитная карта по старой памяти банка с лимитом, будто я английская королева)

Очередь на всех кассах повернулась ко мне в едином порыве.
Ведьма! Ведьма! Гори в аду!
Наверное, так смотрели на горящую Жанну Д’Арк.
И подбрасывали дровишки.

 

Я оставила тележку и ушла в ночь.
Иду, роняю крупные слёзы, рисую картины голодной смерти, продуваемого всеми ветрами дома, себя, сидящую в горе тряпок в углу, покрытую налетевшими через открытые окна листьями.

Потом, конечно, все хорошо будет: прилетит вдруг волшебник в голубом вертолёте и бесплатно покажет кино.

Волшебник прилетел. Принёс курицу, фарш и все, что мне не досталось.
Внёс минимальный платёж, который я забыла внести по кредитке, перечислил денег на другую карту.
Съел тарелку жареной картошки — этом блюде отчаяния, которое я приготовила, как ни странно, из картошки.

С вами был заправский неврастеник, член общества «мы все умрем!», позывной «Хьюстон, у нас проблемы на проблеме. Что нам делать, Хьюстон! Мы сгрызли ногти до второй фаланги!»

Nataliya Drovosek

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *