Тут меня по мотивам последнего поста спрашивают, а зачем расставаться Не хочется верить, что все расстанутся.

Тут меня по мотивам последнего поста спрашивают, а зачем расставаться Не хочется верить, что все расстанутся. А вы видели пары, которые не расставались Не подгоняйте сюда своих пращуров, которые

А вы видели пары, которые не расставались
Не подгоняйте сюда своих пращуров, которые прожили душа в душу 70 лет и умерли в один день.
Во-первых, зуб даю, что вы всей истории не знаете.
Во-вторых, это примерно времена второй мировой и после, мужчин тогда было полтора на всю деревню, поэтому хоть без руки, без ноги, косой, кривой, главное, что живой, сиди, ничего не делай, радуй меня своим видом.

Ну допустим ещё некоторая часть ваших родителей не расстались, но чаще один терроризирует другого и, если положа руку на сердце, ответить на вопрос, хотите ли вы такую семью, то скорее всего, вы не захотите.

Постсоветская семья — это пространство, где никто никого не уважает, люди кричат на друг на друга, а пар спускают на детей.

Я допускаю, что есть семьи, где все друг друга любят и ценят, но я таких не видела, увы.

И мы именно те дети, которые видели насилие в семье и несправедливость по отношению к слабому.
Хотим ни с того, ни с сего взять и создать здоровую семью

Это с какого такого хуя

И какими волшебными инструментами мы собираемся это сделать

Чудес не бывает, мы что видели, то и повторим, потому что считаем только родительский сценарий правильным, даже если видим всю чудовищность насилия.
К сожалению, человек — это не только сознание, но и бессознательное.

Поэтому я топлю за психотерапию. С ней хоть какие-то шансы скорректировать этот сценарий.

 

Ну, и поскольку ходить в розовых очках больно (а иногда нестерпимо больно), то лучше смотреть на жизнь реально.

А реальность такова.
Мы выбираем тех, кто близок нам по нашим травмам.
Если вы найдёте нетравмированных людей в нашей стране, то предлагаю выставлять их в музее антропологии. И рассказывать детям, что все-таки учёные доказали существование психически здоровых людей в стране, которая каждые 20 лет подвергалась потрясениям такого масштаба, что у других стран на этом месте осталась бы выжженная земля. А наши люди научились выживать как радиоактивные тараканы. Но нормальными тараканами они уже не будут.

Зацените краткий обзорчик на нашу пышную историю. Меньше, чем за 100 лет:
1917 — Гражданская война, революция, матросы, комиссары, расстрелы. Этот леденящий пиздец описан в романе Пастернака, за который ему присудили Нобеля, страстно рекомендую, если вы ещё не читали. Хочется дожить до своего альцгеймера, чтобы ещё раз перечитать и охуеть от восторга и ужаса.
1937 — массовые репрессии, доносы, лагеря.
1941 — вторая мировая война, гибель 20 миллионов советских граждан.
1986 — техногенная катастрофа в Чернобыле.
1991 — путч, Беловежский аревуар, расстрел Белого дома из танков. Это на фоне всеобщего голода и страха перед неизвестностью.
1994 — чеченская война.

И тут мы такие выскакиваем в розовых платьях (не замечая, что у нас от мутации выросло три головы) и пытаемся в нормальные отношения, семью и любовь. Да ещё и до конца жизни.

Кто-то должен вслух сказать, что Россия и все постсовесткие страны — это пансионат моральных инвалидов.

Вот я, к примеру, долгожданный и горячо любимый ребёнок. Мне с рождения давали больше, чем другим детям.
И у меня с детства расстройство пищевого поведения и хронический невроз. При том, что у меня темперамент не так, чтобы у цыплёнка.
Склонность к мазохизму и самоповреждениям я вроде заменила на костыли, но осознание того, что мой невротизм живет со мной как вторая личность и от внешних раздражителей превращается в депривацию сна, приступы отчаяния или ярости, заставляет меня беситься ещё больше.
И я не знаю, каким чудом я все это вижу.

Так, я опять на сцене Большого театра.

Слезаю.

Ашотовна

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *