Кто-нибудь пробовал сидя во взлетающем самолете водку пить Если нет,

 

обязательно попробуйте. Проваливается вовнутрь просто замечательно. Меня
знающие люди научили.
Построили мы как-то в одном из уральских районных центров детский сад.
Садик, к слову сказать, замечательный получился по тем временам таких
мало было. Бассейн, сауна, зимний сад, класс компьютерный HP
укомплектованный и прочая.
Вот только французский водонагреватель для бассейна с местными
электриками дружить не хотел горел постоянно. Решили мы ему экскурсию
в Москву устроить для гарантийного ремонта. Заодно датчик потока воды
прихватили по просьбе фирмы производителя. Тут, как раз и у меня повод
домой слетать появился день рождения случился, мы с другом нагреватель
прихватили и в аэропорт. А нагреватель этот по внешнему виду ПЗРК
«Стингер» напоминал, особенно тем, кто эти Стингеры не видел. Сразу ясно
было, что на досмотре вопросы будут. Поэтому я нагреватель отдельно нес,
чтоб показывать удобней было, а датчик потока друг в сумку засунул.
В аэропорт мы немного опоздали, и досмотр проходили последними. Друг
вперед прошел, пока я возле металлодетектора копался. Смотрю, спросили
его о чем-то, он ответил, ему два милиционера руки за спину выкрутили и
повели. Я ж знал, что вопросы будут и ору этим ментам: «Подождите, мол,
у меня-то вторая часть нагревателя». Я еще говорил, когда меня тоже
повели. Повели в местное аэропортовское отделение. Вещи наши в
бронекамеру, а нас к полковнику. Кто же знал, что на вопрос милиционера:
«Что это у вас в сумке за труба с проводками», — приятель мой его
успокоит: «Не волнуйтесь, милейший, я детонатор дома забыл», а тут я еще
добавил, что «вторая часть» у меня.
Объяснили мы полковнику, что настроение у нас приподнятое в связи с днем
рожденья моим и шутим мы, а у подчиненных его чувство юмора напрочь
отсутствует.
Полковник, почему-то, нам сразу поверил, но окончательно разобраться
дежурному старшине поручил. Тот нам вещи вернул, в кабинет свой завел и
спрашивает:
— Что, правда, день рожденья сегодня
— Правда, — говорю, — вот паспорт, там написано.
— Да, — тянет он время, — а вот вы когда в Москву прилетите, как
отмечать будете
— Коньяком мы его отмечать будем, — друг в разговор вмешался и в сумку
полез коньяк показывать.
— А я чего, рыжий старшина говорит, и за стаканом в стол лезет.
Выпили мы немного, смотрим, на самолет-то опоздали уже.
— Не волнуйтесь, — старшина успокоил, — без вас не улетит.
И точно. Вывел он нас на летное поле и на электрокар пристроил, чтоб до
самолета доехать. На электрокаре еще сержантик милицейский был весь
какими-то хреновинами в чехлах обвешанный. Заходим мы с этим сержантиком
в самолет он к пилотам пошел, а мы в салон сунулись. Сунутся-то, мы
сунулись, только пройти не можем на первых рядах мужиков двадцать
сидит — на нас смотрят. Взгляд у них у всех цепкий, как проволока
колючая, а плечи у всех такие, что когда они прямо сидят, прохода в
салоне нет. И среди этих мужиков как раз два свободных места есть.
Протиснулись мы ели-ели через их плечи с взглядами к своим местам. Сели.
А они смотрят все внимательно. Друг не выдержал, и спрашивает мужиков:
— Что случилось
— Да ничего, — самый здоровый из них к нам повернулся, — интересно
просто, вы кто
— А вы кто
— А мы из группы «А», учения здесь проводили с местными, учили их с
терроризмом бороться. А вы-то кто Ведь даже нас в самолет с оружием не
пускают.
Понятно нам стало, что за «чехлы» сержантик пилотам сдавал. Оружие там
было. И гордость сразу появилась нас-то строителей пускают, а их нет.
Познакомились с мужиками мы коньяк достали, у них тоже с собой было.
Они и научили на взлете пить. Проваливается вовнутрь просто
замечательно. А терроризм у нас потом появился тогда еще не было.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *