Делай добро и беги!

Делай добро и беги! Когда-то я прочитал книгу про демиургов, которые в тайне друг от друга создавали миры абсолютного добра и абсолютного зла, а потом старались прорастить в чужом мире ростки

Когда-то я прочитал книгу про демиургов, которые в тайне друг от друга создавали миры абсолютного добра и абсолютного зла, а потом старались прорастить в чужом мире ростки противоположного начала. Читая новости последнее время, мне кажется что темный мир может выглядеть как то так:

Артему не везло, уже третий приступ за месяц. Черт ну почему он, ему же всего двадцать три. Он полгода как устроился на хорошую, прибыльную работу в отдел кредитования крупного банка, недорого снял квартиру, однушку, но зато в десяти минутах пешком от работы. У него всегда в достатке были и друзья и симпатичные подруги. Но теперь все изменится — девушки под надуманными предлогами перестанут приходить в гости, друзья и коллеги, в ответ на протянутую для рукопожатия руку, будут прятать брезгливость во взгляде, всем своим видом показывая «Извини, ну ты же сам понимаешь». Хоть ученые и говорят, что болезнь не заразна, к больным все равно относятся как к чумным. И с работы наверно попрут, он теперь получается профнепригоден. Как же его угораздило, неужели это от той голубоглазой милашки

В тот раз Артем шел с работы в приподнятом настроении — ему удалось подсунуть в договор «допов» на приличную сумму подслеповатому дедку. «Ха, лошок будет до конца своих дней отдавать банку половину пенсии» — думал Артем , прикидывая какую он получит с этого премию. Начальник даже похвалил его и поставил в пример всему отделу. Тут идущая перед ним блондиночка споткнулась и упала, слегка оцарапав коленку. Артем все еще витая в своих мыслях, совершенно интуитивно, протянул ей руку и помог подняться. Черт! Как он мог так облажаться! С детства же вбивают в голову — «Помогай только тем, кто тебе выгоден!» «Ни делай ничего за так» И тут такой глупый косяк. Артем с поникшим видом отошел на шаг и стал ждать, пока девушка вызовет полицию и предъявит обвинение в сексуальном домогательстве. Радость от возможной премии бесследно улетучилась, на юристов и выплату штрафа уйдет втрое больше. Девушка отряхнула коленки, с досадой посмотрела на порванные колготки («За колготки еще платить заставит как пить дать» подумал Артем), затем улыбнулась Артему, сказала «Благодарю вас», и ушла. Артем так и остался стоять с отвисшей челюстью. Она могла бы срубить с него 3-4 его месячных зарплаты, «Больная какая-то» решил он тогда.

Сейчас вспоминая те события он припомнил, что на руках у нее тоже были ссадины и он их касался, когда поднимал ее, видимо тогда зараза и попала в его организм.

Первый приступ произошел на работе. За кредитом на покупку каких-то шмоток к нему пришла совсем юная девчонка, едва получившая свое первое удостоверение личности. Она мило щебетала о всяких пустяках и совершенно не читала документов, подаваемых Артемом на подпись. Она была такой милой и искренней, что Артем невольно заулыбался, слушая как она с возмущением рассказывала о несправедливо поставленной отметке. Это был идеальный случай напихать дополнительных страховок, жизни, здоровья, страховок на страхование страховок и прочей бессмысленной лабуды. Но он неожиданно для себя оформил ей совершенно свободный от этого мусора договор, по наиболее выгодному для нее тарифу. Потом он пытался найти объяснение этому своему поступку, но единственное на что он грешил — вчерашние посиделки в баре, выпил он там прилично.

 

Второй случай произошел три дня назад. Похолодало и Артем решил прикупить курточку потеплее. Он зашел в свой любимый магазинчик на набережной, там продавали такую же низкокачественную китайскую одежду как и везде но хотя бы не кричали что это сверхвысокое качество ручной работы. Прикупив куртку и еще всякой мелочевки, он вышел из магазина и увидел галдящую толпу. Люди стояли на краю набережной и снимали на смартфоны что-то в реке, одна женщина голосила что-то нечленораздельное. Артем протолкался к краю, на ходу вытаскивая свой смартфон, и увидел тонущего в ледяной воде мальчика лет четырех. Стена набережной была отвесная и до воды метра три. Пацан пытался зацепиться рукой за щели в граните, но силы покидали его и он все чаще погружался с головой. Артем сначала собрался заснять все это, как и все окружающие, но потом внезапно скинул с себя верхнюю одежду и прыгнул за мальчиком. Пловцом он был хорошим и большого труда вытащить мальчишку для него не составило. Он вылез из воды, снял с ребенка мокрую одежду и укутал его в свою старую куртку. Голосящая женщина вырвала ребенка у него из рук и закричала вдвое громче, зовя полицию. Артем похолодел. Он дотрагивался до голого ребёнка без разрешения — это уже не банальное домогательство, это насильственные действия сексуального характера против несовершеннолетнего, ему грозила тюрьма. Артем схватил свои вещи и быстро побежал оттуда, на другой стороне улицы уже виднелись полицейские.

Позже Артем пытался осмыслить произошедшее. Пока он прыгал за ребенком у него украли телефон и кошелек, на столбах в округе висят его фотороботы, благо низкого качества, видать мамаша зажала денег полицейским. Кроме того он еще и простудился. Но несмотря на это его наполняло странное, неведомое в этом мире чувство, чувство гордости за свой поступок и иррациональное ощущение, что он сделал все верно.

И вот теперь снова. Из-за кустов в темном углу парка слышались грубые мужские ругательства со знакомым акцентом, и сдавленный женский плач. Чертова совесть! Зачем эта болезнь пришла в наш мир!

© Adronc

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *