Мы остались вдвоем

 

Мы остались вдвоем Слишком много жизней унесла эта война. Слишком много моих братьев осталось здесь. Безымянных братьев по оружию. Мы остались вдвоем. Я и воин, что не назвал своё имя. В пылу

Слишком много жизней унесла эта война. Слишком много моих братьев осталось здесь. Безымянных братьев по оружию. Мы остались вдвоем. Я и воин, что не назвал своё имя. В пылу схватки я смог рассмотреть, как он положил одним ударом обоих моих сыновей. Я понимал, что не смогу отомстить. Шансов было слишком мало.
-Назовись, воин. Я должен знать, от чьей руки я паду.
-Сарага Содзо. Назовись и ты, старик.
-Незачем тебе запоминать свою жертву.
-Может случиться и так, что я умру в нашей схватке.
-Рью Ямомото.
-Значит, дракон Проверим, смогу ли я победить дракона. Готовься.
Он направил свой меч на меня, давая понять, что настроен решительно.
Что же, мы остались с ним вдвоем. Я и воин, который назвал мне свое имя. В пылу схватки я не замечал того, как тяготят меня доспехи. Я не замечал, насколько сильно сдавливает мою голову шлем. Только после того, как я скинул с себя свой шлем, я смог здраво рассуждать. Я понял, что мне не победить его ни при каких обстоятельствах. Он молод и полон сил. Теперь я не знаю, что может быть хуже, чем увидеть своего палача.
-Дракон, что ты задумал Как ты планируешь сражаться без доспехов
-Они мне не помогут.
Я заношу над головой свою катану. Мы посмотрели друг другу в глаза. Его взгляд подавлял всякое желание сражаться за свою жизнь. Слишком холодный. Слишком жестокий. Мы кивнули друг другу, давая понять, что оба готовы к смерти. В этот момент у меня обострились все чувства. Я слышал, как вороны пируют на телах моих павших товарищей. Видел каждый лепесток сакуры, что, покачиваясь на ветру, медленно опускался на землю. Я не чувствовал, насколько сильно я схватил меч, но чувствовал, как по цуке клинка стекает моя же кровь. Подобное обострение чувств может означать только одно. Готовность принять смерть.
Я не заметил, когда успел смириться с тем, что этот юнец прикончил моих сыновей. Из-за него мой род не будет продолжен. Я смирился и с тем, что вот-вот умру от его руки.
Ветер усиливался. Казалось, что Сусаноо наблюдает за нашей схваткой и разгоняет облака для того, чтобы и его сестры, что правят на небе, Аматэрасу и Цукиёми смогли насладиться окончанием кровопролитной войны.
Катана становилась всё тяжелей. Казалось, что Хатиман отступился от своих принципов и более не помогает мне в битве. Он уже не верил в меня и хотел лишь того, чтобы я переплыл реку, кишащую монстрами, перед тем, как Эмма-о увидел бы меня на своем суде.
Не время обращаться к Богам. То, что я дожил до этого момента – не их заслуга. Они лишь наблюдали за мной, но не вмешивались. На них не нужно надеяться, их роль – наблюдать за нашими действиями и давать оценку. Я без помощи потусторонних сил прошел через это сражение. И только от меня зависит, в чью пользу оно окончится.
Я перестал чувствовать усталость. Катана, что казалась мне секунду назад неподъемной, стала продолжением моих рук. Ветер, что мешал мне пошевелиться, теперь не препятствовал моим действиям, а наоборот подгонял меня к врагу. Набравшись решимости, я сделал первый шаг на пути к врагу. Он не заставил себя долго ждать и стремительно побежал в мою сторону.
Он был уверен в своей победе. Но моё желание отомстить за сыновей было сильнее. Я почувствовал то, чего мне не хватало для победы. Решимость. Именно она наполняла меня. Я наконец-то решился его убить. Я решился выйти из этой схватки победителем. И я решился отомстить. Мне ничего не могло помешать: ни Боги, что отвернулись от меня, ни отчаяние от осознания того, что мой род окончится, ни его холодный взгляд, что заставляет сдаться. Я больше не готов был принять смерть.
Наши клинки в одно мгновение нанесли по удару. Я и не думал обороняться. Да, я не желаю принимать смерть, но для меня важнее убить этого юнца, который думает, что молодость ему дает превосходство надо мной. Мы пронеслись мимо друг друга. Он неслабо ранил меня в живот. Казалось, что я сейчас упаду от боли. Я не знал, попал ли я по нему. Задел ли я его своим ударом. Мы стояли спинами друг к другу примерно секунду. До того момента, пока я не услышал звук его падения на землю. Принято считать, что в дуэлях самураев побеждает тот, кто смог в конце устоять на ногах. Значит, я выиграл эту дуэль.
Как только я это осознал, боль в животе стала невыносимой, ноги начали подкашиваться. Я нашел в себе последние силы повернуть голову в сторону павшего врага, чтобы удостовериться в его гибели. Да, теперь я уверен, что я победил. Силы начали быстро покидать меня, я упал на землю. Теперь мне суждено только умереть. И ни один Бог не в силах мне помочь избежать суда Эмма-о…

 

Автор: Власов

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *