Американцы пожирают на скорость хот-доги, французы — лягушек, а мы-то,

россияне, чем хуже Этот резонный вопрос задали себе жители славного
Дмитрова на прошлую Масленицу. До тех пор проводы зимы в Дмитрове
проходили как-то серенько — напивасятся горожане, сожгут чучелко, глаза
в салютик, морда в салатик… Скууучно!
Поэтому на сей раз программу праздника решили украсить играми для
взрослых. Не всё же лучшее — детям, правильно Игр придумали несколько —
бой стенка на стенку за снежную крепость, стрельба в тире по
нарисованным женщинам и то, о чём я собираюсь рассказать.
Героем этой игры являлся румяный, круглолицый блин. Блины пеклись в
павильончике на городской площади. А игра такая — кто больше всех съест
блинов, тому денежный приз и лучик восторга. Проигравшие рекорду,
наоборот, оплачивают стоимость съеденного, и из этих же денег растёт
джек-пот для следующего победителя.
Вечером масленичного воскресенья блинный рекорд равнялся 52 блинам, а
джек-пот вырос уже до 22000 рублей, потому что до рекорда не смогли
дотянуться аж четыре десятка претендентов. Один за другим люди отходили
от павильона — с круглыми, болящими животами и похудевшими кошельками.
Но вот, похоже, к павильону подошёл серьёзный претендент — завуч школы
Василий Егорович, настоящий человек-гора, метр девяносто ростом и
шириной с бочку. Шёл он под руку с женой, маленькой учительницей
физкультуры.
— Ой, Вася, двадцать две тысячи разыгрывают! Попробуй, а — сказала
жена. — Новое пальто мне купишь. А то уже второй год в одном хожу, перед
людьми неудобно.
— Нет, дорогая, пальто у тебя хорошее. А мне для дела нужен ноутбук,
давай лучше…
Лицо жены стало страшным.
— … Давай лучше не ссориться. Пальто так пальто, — сдался завуч.
Василий Егорович встал перед тазом с блинами и начал быстро метать их в
рот. Тестяные круги один за другим пропадали в его огромном теле. Повар
считал вслух:
— Семнадцать, восемнадцать, девятнадцать…
На четвёртом десятке скорость завуча заметно упала. Он стал разглядывать
каждый блин перед тем, как съесть. В начале пятого десятка Василий
Егорович стал подозрительно тяжко вздыхать и расстегнул куртку. Сорок
восьмой блин елся уже по кусочкам, с томительными паузами. Наконец, взяв
в руки сорок девятый блин, Василий Егорович поджал губы и издал какое-то
нутряное бульканье.
— Больше… не… могу… — сдавленно прошептал он.
— Ты что, Васенька Сдурел У нас денег с собой нет, платить за
съеденное нечем! Кушай!
— Мммммм… — Василий Егорович поглядел на блин и отвернулся. —
Неееееет… Не лезет.
Жена побледнела.
— Что ты стоишь — возмутился завуч. — Беги домой за деньгами!
— Ой, и правда. Извини, Васенька, — учительница физкультуры развернулась
и побежала домой.
Как только жена скрылась в толпе, Василий Егорович коварно улыбнулся,
подмигнул публике и разом закинул в рот и сорок девятый блин, и ещё
десяток других!
— Ваши двадцать две тысячи, — подал ему деньги повар.
— Всё-таки куплю ноутбук. А пальто жене — позже, когда научится не
спорить с главой семьи! — сказал Василий Егорович, обращаясь к зрителям.
— Пойду обрадую её, что за блины можно не платить…

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.