Дом в тупике

Дом в тупикеОна села на заднее сидение. С виду довольно милая девушка, поздоровалась, назвала адрес. Обычный заказ, как мне могло показаться. Сначала ехали молча, я

Она села на заднее сидение. С виду довольно милая девушка, поздоровалась, назвала адрес. Обычный заказ, как мне могло показаться.

Сначала ехали молча, я не из тех таксистов, которые любят чесать языком. На фоне играло радио. Потом я услышал посторонний звук. Как будто кто-то скреб по обшивке салона. Я взглянул в зеркало, но клиентка сидела спокойно. Смотрела в окно, изредка опускала глаза в телефон. Но звук продолжался и не на шутку насторожил меня. Я убавил громкость радио, и шум прекратился.

Дорога предстояла долгая, девушка заказала такси из города в деревню. Полтора часа в лучшем случае, это если пути не перекрыты из-за метели. “И куда её понесло на ночь глядя, да еще и в такую мерзкую погоду”.

Я решил завести разговор, познакомиться. Но даже не знал, с чего начать.

— Вам не холодно — задал я тупой вопрос. — Могу печку посильнее сделать.

— Нет, спасибо. Мне нормально.

Диалог не клеился. Да и с чего бы Я не умел общаться с девушками.

— Если вам громко играет, вы скажите, я убавлю. — спросил я из вежливости.

— Да ничего страшного. — ответила она.

Я увидел её глаза. В зеркале они казались черными, кожа на лице была бледной. “По моему, — отметил я — она выглядела немного иначе.”

Снова что-то заскребло. Я наблюдал за пассажиркой, но это совершенно точно делала не она. Я задумался о том, а не было ли у неё с собой маленького питомца Кошка, собака, крыса, хомяк, да кто угодно мог где-то скрестись.

— А вы одна — спросил я снова убавив громкость, и тут же понял как это звучало, — Ну, то есть, вы в машину никаких зверюшек не занесли с собой

— Нет, я одна. А что

— Да я слышу звук, такой словно скребется кто-то когтями по обшивке. Вы слышите его

— Нет — ответила девушка. — только музыку, больше ничего.

Мы были в пути уже минут сорок, я ехал с минимальной скоростью в потоке машин. Дорога обещала быть долгой. Метель не прекращалась, и по прогнозам, могла продолжаться всю ночь.

— Вы опаздываете

— Нет — только и бросила пассажирка.

Еще через полчаса я заметил, что автомобиль немного болтает.

“Надо остановиться, проверить колеса” — зачем-то сообщил клиентке о своих планах.

Она никак не прокомментировала это и спустя пару минут я свернул на обочину.

На улице дул ледяной ветер, вдобавок к нему колючий снег бил по щекам и не давал толком открыть глаза. Через некоторое время я все же разобрался с обледеневшим колесом, и запрыгнул в теплый салон автомобиля.

Странности продолжились позже.

Я почувствовал руку на своем левом бедре. Она медленно прикасаясь, скользила по джинсам. Взглянув на ногу я ничего не увидел. Ощущения пропали тоже. Я обернулся назад, но девушка сидела, как обычно, даже не за моей спиной. Через некоторое время я ощутил новое легкое прикосновение, на этот раз к левому уху. Это были острые, как бритва когти и холодные как ледышки пальцы. По телу пробежали мурашки, я чуть не взвизгнул от испуга, удержавшись в последний момент. Убедил себя, что никакой руки нет. Списал все на то, что работал в ночную смену, предварительно не выспавшись.

До места назначения оставалось двадцать километров и навигатор сказал повернуть налево. Но туда вела вовсе даже и не дорога. Я остановился у поворота, всматриваясь сквозь лобовое стекло на припорошенную снегом колею.

— Девушка, вы уверены, что нам на эту дорогу Мы проедем там вообще У меня не внедорожник, а если мы застрянем…

— Нам сюда и мы проедем. — резко ответила пассажирка.

— Ладно, раз вы так уверены.

 

“Ну и черт с ним. Если засядем, пешком пойдешь.”- подумал я.

Однако автомобиль спокойно крутил колесами по застывшей грязи, и машина ползла, оставалось только удерживать руль, чтоб не свернуть в колею. По дороге навигатор перестал ловить, связь тоже. Я надеялся, что мы скоро приедем. Не нравилось мне то место.

Наконец свет фар выхватил первый дом, попавшийся на пути. Полуразвалившаяся изба, в которой вряд ли кто-то жил. После этого пошли уже более или менее целые домишки, однако нигде не горел свет. То покосившийся забор, то выбитые окна, то раскрытые настежь двери. Все было очень подозрительно.

— Вы здесь живете

— Да. Скоро будет поворот направо, четвертый дом. Там дальше и некуда ехать. — я клянусь, раньше её голос звучал приятней. В тот же момент он показался мне скрипучим и немного хриплым.

— Как тут живется то, в такой глуши — что-то не давало мне покоя.

— Нормально. — девушка не имела желания общаться, это чувствовалось. Я замолчал.

Машина уперлась в тупик. Её дом выглядел жутко, в окнах без занавесок сгустилась зловещая темнота. Покосившаяся крыша вызывала ощущение, что дом должен вот-вот рухнуть. Но он стоял. Я хотел как можно шустрее убраться из этой деревни. Очень уж там было тихо. И вдруг я понял, что меня так насторожило — собак не слышно. Чего быть не может, при виде машины все псы начинают лаять.

— С вас полторы тысячи.

— Сколько

— Одна тысяча пятьсот рублей.

— Ой. — она сделала виноватое лицо. — У меня не хватает немного. Сейчас я сбегаю до дома и вынесу еще. Что скажете

— Хорошо, только оставьте деньги, телефон, что-то для моего спокойствия.

— Ладно. Держите. — она протянула мне свернутые купюры.

Я развернул свою тачку, затем включил свет в салоне, чтобы пересчитать деньги, но вместо современных банкнот я увидел старые, советские. Десятки, двадцатипятирублевки…Я моментально выскочил из машины, но девушки уже не было. В доме горел свет и я решил, что возможно, она все-таки выйдет и расплатится, как и подобает. Но когда прошло пятнадцать минут, а она так и не вышла — я все же решил дойти до дома. Очень не хотелось. Я уже даже думал о том, чтоб развернуться и уехать оттуда, но тогда бы пришлось платить из своего кармана, а оно мне надо

Я пошел к дому. Взял с собой телефон и включил фонарь.

Пока пробирался через заросший репейником двор, споткнулся о какую-то железяку и упал. Не сильно ударился, но весь обматерился.

Только лишь когда я приблизился почти вплотную к строению, я понял — оно не может быть жилым. Дверь заколочена прогнившими досками, стекла в рамах отсутствовали. Внутри дома что-то светилось, и я слышал шаги, кряхтение. Я решил “Ну нахер эти деньги” и развернулся в сторону машины.

Промелькнуло что-то темное с невероятной скоростью. За этим последовал пробирающий до костей женский визг, переходящий в собачий вой, и за ногу вцепилось что-то когтистое. Да с такой силой, что когти прорвали мои джинсы, и вонзились в кожу. Я дернул ногу, что было сил, вырвав её из холодных лап и не замечая дикой боли побежал в сторону автомобиля. Опять споткнулся о железку, но удержался на ногах.

Трясущимися руками, кое-как я завел мотор, все время оглядываясь по сторонам и в зеркала заднего вида. Никого не было, в доме уже не горел свет.

Я топнул “газ в пол” и машина с пробуксовкой поехала. Внезапно по задней части что-то ударило с невероятной силой, я закричал от страха и даже не заметил, как выехал на нормальную дорогу.

Уже только по дороге я понял, что лодыжка адски горит в том месте, где схватили когти. Кровью я не истекал, но переживал о заражении, поэтому первым делом по приезду в город, я обратился в больницу. Врачи долго в тот день обследовали рану — это были огромные царапины. Они задавали вопросы о том, где я их получил, что произошло, нужна ли помощь полиции. Я на все отнекивался, но мой внешний вид кричал “Помогите мне”.

Лишь только когда я подъехал к своему дому, я немного успокоился. Меня все еще трясло, но уже не так сильно, как до этого.

Я отлеживался дома вторые сутки кряду, сказав на работе, что заболел. Старался не думать о произошедшем, но рана напоминала об этом все равно. Той деревни не было ни на одной карте, я не нашел даже дороги, по которой ехал. Меня мучили вопросы, но я не хотел знать на них ответы.

Потом вспомнил, что после того приключения кое-что осталось в салоне автомобиля. Старые деньги. “Если они лежат в машине, значит я не сошел с ума и все произошло на самом деле”. И они там были.

Купюры казались настоящими, хоть я и не был знатоком в этом деле. На крышке багажника оказалась глубокая вмятина. В салоне автомобиля я заметил еще один сюрприз, доставшийся мне от той поездки — все заднее сиденье, спинки передних, обшивка двери с той стороны, где сидела загадочная девушка были исцарапаны и следы схожи с теми, которые я обнаружил на своей ноге.

В тот же день я уволился из такси, машину продал и на вырученные деньги переехал в другой город. Но никогда мне не удастся забыть ту поездку и девушку, кем бы она не была. Ну её нахер, блять.

© FelixBeck

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *