Как известно, в Германии проблема с местными врачами — все, кто могут из местных, делают ноги в Штаты

Потому так получилось, что эмигрировавший в конце 90-x по еврейской линии россиянин Концебобер смог таки подтвердить свой диплом психиатра, что, согласитесь, на чужом свежевыученном языке сродни подвигу. Сейчас он уже уважаемый человек со своей практикой, а начинал после подтверждения диплома в захолустной психушке рядовым врачом. Там лежали, как правило, разные шизоидные дедки, которые переусердствовали с маразмом и не годны были даже для местного дома престарелых. Так вот палату таких весельчаков он и вел. А немецкие дедки за 70 в конце 90-х это как раз самые что ни наесть юнцы Вермахта первой половины 40-х. И вот тут-то как раз из Концебобера вылезло то, что отличает русского (хоть и эмигрировавшего по еврейской линии) от россиянина готовность нарушить правила и не боязнь последствий (краткие русские названия для этих сложных терминов вам известны). В борьбе за дисциплину в палате он объявил, что они все «есть в русском партизанском госпитале для военнопленных и ждут обоз для переправки в Германию». И был настолько убедителен, что дисциплина в палате была железная, ибо «только при хорошем поведении и примерном лечении вас возьмут в обоз». И продолжалось все это не день, и не неделю, и даже не месяц. Пока не нашелся один дедок, который при случайном обходе зав. отделением не поинтересовался о сроках прибытия обоза. Далее был разговор в кабинете зав. отделением. «Ты, придурок, ты что творишь Ладно я поляк. А был бы на моем месте немец» — спрашивал сурово зав. отделением. Как известно, в Германии проблема с местными врачами.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.