Было мне годков примерно как Павке Корчагину, когда он на комсомольской стройке геройствовал

 

Ну, уже тогда сталь закалял, по стопам деда-металлурга. И работал в бригаде у нас человек один, интересный… в хорошем смысле. Рассказчик неплохой, к тому же моряк дальнего плавания. Вот история, которая приключилась с ним, когда их корабль в Канаде в порту стоял. Далее от первого лица. — Первая капстрана была в моей морской биографии. Экипаж на берег отпустили, и решили мы одним глазом взглянуть на радости «забугорной» жизни. Компашкой из восьми человек, хронически страдающих спермотоксикозом, попилили прямиком в квартал красных фонарей. Были неприятно удивлены разницей между тем, что позвякивало в кармане и должно было похрустывать при оплате продажной буржуйской любви. Но тут кто-то из наших углядел вывеску, с многообещающим названием «приват-стриптиз-шоу», по цене всего в один доллар.
Самый больной и он же по этой причине самый храбрый, зашёл в гостеприимно распахнувшиеся двери совального кабинета — и пропал во мраке.
Появился через 3 минуты: румяный и молчаливый как партизан. За ним следующий, — пусть будет Иван: выходит, как помидорчик красный, потный и даже лохматенький. Молчит.
Тут моя очередь подошла. Забросил доллар в валютоприёмник, дверь открылась. Небольшая комнатка, неяркий свет, стрелками показано куда пройти, — то есть к окну в неизведанное. Из школьного курса английского понял, что голову трэба разместить в проёме оконца. А там тьма-тьмущая. Только примостился, как мягко пшикнула пневматика, и башку мою прочно зафиксировало надувным манжетом в окошке. Загорелся яркий свет: перед лицом небольшая пустая комната, уровень пола в ней — как будто на коленях стою.
Хлоп — в боковой стене открывается дверь и заходит барышня. В полном неглиже. Фигурка, конечно, загляденье, — мамой клянусь! Сделала два круга по комнате, подошла ко мне и… своим самым интересным местом садится на нос. От стыда аж зажмурился, чуть не заорал. Но чистенькая никаких посторонних запахов, а усы Будённого мне с мореходки шли, по слухам…
На этом шоу закончилось: девица скрылась в подсобке, свет погас, пневматика пшикнула свободен. Ну тоже вышел, молчу… На борт вернулись.
Через месяц, тот, который помидорчиком выкатился, признался в причине своего давишнего вида in flagrant. Произошло сие при возлиянии в честь очередного перехода экватора.
Шибко он идейным был, а тут вышло как в песне: «Шёл парнишка по опушке, сам не знал, куда. По пути нашёл избушку… ой, лягушку, около пруда…»
И, в момент Истины, вспомнил: что он не только Комсомолец (с большой буквы) но и советский Человек. И при попытке водрузить буржуйскую задницу на его советский нос, (истошные крики не мешали свершиться кощунству), он не придумал ничего лучшего, как в это наше всё смачно плюнуть.
После плевка барышня повернулась: к лесу задом, к «Ивану» передом, и, оскорблённая в неуважении её профессионализма, отхерачила бедолагу по сусалам с обеих рук, не забыв на прощание оросить «золотым дождём» неблагодарную харю.
Сказать что вышел наш герой со стриптизу униженным и оскорблённым это ничего не сказать. Причём за свои и по доброй воле.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *