Хроники работы без удаленки

 

Хроники работы без удаленки Ну вот, свершилось. Эпидемия космической чумы, степной лихорадки и морской свинки в отдельно взятом учреждении закончилась, и пришла пора выходить на работу. В смысле

Ну вот, свершилось. Эпидемия космической чумы, степной лихорадки и морской свинки в отдельно взятом учреждении закончилась, и пришла пора выходить на работу. В смысле — выходить на улицу, садиться в транспорт и ехать до забытой полтора года назад остановки, где одиноко стоит, чудом не покрывшееся дикими травами, здание, в котором я когда-то что-то говорила и мне за это давали немножко денюжек.

Об этом великом событии нам сообщили заблаговременно, где-то за сутки. И на том спасибо. Есть еще время сгруппироваться и решить, что делать. Главное – вспомнить, что халат – это не рабочая одежда. И любимые меховые тапки с собачьими ушами — тоже. А еще нельзя брать с собой на лекцию коньяк и бесцеремонно, под столом, вливать его в кофе.

Но, как оказалось, самое страшное – это не найти покрытую пылью веков юбку и блузку, а попытаться влезть вот в это все спустя полтора года. Ведь неизвестно, сколько за это время во мне накопилось лишних килограмм и помещусь ли в я в эту робу вся, или только частично Гамлет нервно курит бамбук со своим: «Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль смиряться под ударами судьбы, иль надо оказать сопротивленье» Не морочь мне голову, средневековый юноша! Мне надо «быть», а потому — я влезу! Ибо бежать в ночи в торговый центр за новым костюмом не собираюсь. Тут отпустим, тут зажмем, а тут я просто втяну живот. Готово!

Так, материальная проблема решена, осталась сущая мелочь – страх и ужас перед первым очным рабочим днем. Кто пережил «великое сидение» в декрете, тот меня поймет. И у меня только одна ночь на то, чтобы вспомнить, где вход «на эти чертовы галеры», на каком этаже располагается туалет для преподавателей и столовая для всех, где находится, собственно, мой кабинет и как зовут директора.

 

Накануне стали звонить коллеги с испуганными голосами. Все как один задавали вопрос: «Что с нами будет» Бодро отвечала, что велика вероятность того, что студенты за это время не стали каннибалами и не сожрут преподавателя прямо при входе в аудиторию, но удостоверимся мы в этой теории, только когда придем на работу. Нервно хихикнув в трубку, коллеги отключались. Видимо, падали в обморок от такой блестящей перспективы.

До утра я, не сомкнув глаз, прокручивала в голове различные варианты отмазок от грядущей работы. Их было множество: от внезапной смертельной болезни до версии с автокатастрофой, где мне отрезало ноги и я физически не смогу дойти до аудитории. Но так как я человек ответственный и не бросаю в беде товарищей, то готова вести занятия дистанционно, выходя в прямой эфир прямо из больничной палаты. План был в целом хорош, но некоторые детали портили всю картину. Например, мои ноги, которые спокойно лежали под одеялом и не догадывались, какую страшную участь я им приготовила.

Что ж, делать нечего. Как говорил в свое время Михал Михалыч Жванецкий: «То, что нам предназначено — судьба. То, что у нас получается — биография».
Что ж, час «Ч» пробил. Самое время творить биографию. Преисполненные мрачного оптимизма, помолясь об упокоении души и перекрестив себя три раза, мы начинаем новый учебный год. Очно.

Аминь.

Источник

Обсудить историю

  1. Безлюдный Владислав

    А чего автор не указан? Юлия Чаглуш, если что.

  2. Чаглуш Юлия

    Благодарю за публикацию)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *