Питер. 92-й год. Вечереет.

 

Прилично датые мой друган Серега и я спотыкаемся домой.
Он пьяней меня раза в два, так что, когда дует ветер, его
как парус сдувает в ветренном направлении, а я, как более
устойчивый, пытаюсь рулить, в итоге вся конструкция, слегка
мыча, дрейфует на пару шагов согласно теории сложения векторов.
Бредем мимо песочницы. Видим — крохотная девчушка копается
в песочке, и не каким-нибудь дурацким совочком, а здоровенным
красным искусственым членом со всеми причиндалами. Преодолев
обалдение, подгребаем к дитю и Серый, обдавая крохотульку
перегаром, выдает:
— Хде взяла
— В Шекш Шопе, — шепелявит деточка, и мы с трудом прослеживаем
направление вытянутой руки ребенка. Ага, так и есть, Шекш Шоп!
Пять минут спустя, по дороге завалив урну, вваливаемся в заведение.
Я направляю Серегу на трех барышень за прилавком с целью
поинтересоваться, в чем дело, собственно, и через секунд 30
он произносит следующий сюрреализм:
— В-вот в-вы тут ссстоите, а там д-девочка членом землю роет!
У первой барышни глаза лезут на лоб, вторая, нервно хихикая,
замечает, что «Ее ж, такую, в цирк надо», и только на лице
третьей барышни отражается подобие мыслительного процесса,
и в следующею секунду она уже зло орет в подсобку:
— Петрович, ты опять хуи неликвидные в мусор вынес!
…..
В итоге: член у ребенка отобрали взамен на похожего
по цвету и размеру плюшевого зайца, а мы с Серегой
на казенные деньги едем на такси домой, прижимая
к груди пачку халявных плейбоев. В общем, выиграли все.
Кроме Петровича.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *