Желания ведьмы

 

Желания ведьмы В предпраздничный вечер в Доме-у-перекрестка царил переполох. Каждый из живущих в нем старался подготовиться к торжеству хорошо и еще чуть лучше.- А комнату мы украсим зеленой

В предпраздничный вечер в Доме-у-перекрестка царил переполох. Каждый из живущих в нем старался подготовиться к торжеству хорошо и еще чуть лучше.
— А комнату мы украсим зеленой мишурой, — кричала близняшка с косичками.
— Елка уже зеленая, — перебивала ее сестра с хвостиками, — поэтому комнату украсим красной!
— А носки на камине какого цвета, а язвила любительница зелени, — так что украшаем по-моему!
— Нет, по-моему! — возмущалась близняшка, радеющая за алые оттенки.
— Не ссорьтесь, девочки, — успокаивала их бабушка, — комнату нарядим желтым! Очень люблю такой вот сырный оттенок!
Ведьма, у которой от всей этой суеты с утра болела голова, тяжело поглядела на семью и тихо сказала:
— Мама, пусть они сами решат, какого цвета украшения.
— Но ведь желтый подходит ко всему! возмутилась старушка.
— Мама! повысила голос Ведьма, и та тут же поджала губы.
— Делайте, как знаете нужным, — проворчала она и, громко топая деревянными башмаками, поднялась по лестнице.
— Зеленый!
— Красный!
— Зеленый!
— М-у-у, — поддержала общее безумие комолая корова.
Ведьма скривилась. Судя по всему происходящему, к ужину вместо молока у них будет простокваша, и это ладно, если крышу не снесет! Чем старше становились близняшки, тем пагубнее влияли на дом их баталии.
Уже сейчас флюгер отчаянно скрипел, подсказывая, что погода в доме отвратительная. И сам дом словно вздыхал, отчего из камина то и дело вылетали искры, как огненные светлячки.
Ведьма хлебнула кофе и решила, что неплохо бы начать готовить ужин. Упитанного гуся она купила на ярмарке еще месяц назад, и все это время они с дочками откармливали его сладостями и брусникой, готовя к праздничной трапезе.
Оставив дочерей разбираться с убранством комнат, она отправилась в сарай.
Комолая корова, увидав хозяйку, жалобно замычала, и Ведьма, не удержавшись, наколдовала ей букет клевера:
— Держи вот, бедолага, — улыбнулась она, — ты же любишь сладкое
Корова стегнула хвостом, как бы соглашаясь с хозяйкой. Оставив буренку наедине с угощением, ведьма прошла в ту часть, где жил гусь и остолбенела. Сетка, за которой гусь сидел, обзавелась дырой. Пернатого беглеца на месте не оказалось, и остатки ягод с удовольствием грызли мыши.
— Что это значит! воскликнула Ведьма, топая ногами так, что пол заходил ходуном, — где мой гусь, противные мыши!
Мыши с писком рванули прочь, но одна из них, видимо самая чувствительная, шлепнулась в обморок. Ее серые товарки не решились оставить подругу один на один с разгневанной ведьмой. Вернувшись, они сгрудились подле нее, дрожа точно осиновые листья.
Но едва Ведьма решила испепелить их на месте, как рядом возник Тузенбах.
— Не кипятись, — потребовал кот, начиная урчать необычно громко, как он делал только в особо опасных для окружающих случаях, мыши не трогали твоего гуся.
— Тогда где же он Ведьма, щурясь, взглянула на кота, — может, ты знаешь
— Я — нет, — тут же признался Туз, — но знаю, кто виноват, хотя я обещал никому не говорить, это очень тайная тайна!
Ведьма многозначительно подняла бровь, ожидая ответа. Тем временем кот задней лапой подал знак, и мыши, подхватив подругу, поспешили скрыться в норе. — Кто же — Потребовала она ответа.
— Близняшки, — тут же признался кот, глядя на ведьму честным взглядом.
Та фыркнула, повернулась на каблуках и, негодуя, покинула сарай.
Дочери все еще спорили, отчего украшения в комнате ежеминутно меняли цвета с красного на зеленый и обратно. От такого мигания у Ведьмы голова разболелась еще больше.
— Кто выпустил гуся тихо спросила она, и дочери замерли, а затем, как по команде, ткнули друг в друга пальцами.
— Это она, — крикнула та, что носила полосатые чулки, указывая на сестру.
— Нет, она! отпиралась любительница пижам.
— Но ты первая сказала, что гуся жалко! не сдавалась та, что с косичками.
— А ты предложила его выпустить! сердилась близняшка с хвостиками.
— И где гусь! прервала их спор ведьма, крикнув так громко, что в воздухе запахло грозой, с потолка посыпалась древесная труха, а все украшения приобрели траурно-черный цвет.
— Улетел, — шепнули близняшки и потупили взор.
Ведьма шумно выдохнула. Ей было неясно, как толстая, раскормленная домашняя птица могла улететь, но она абсолютно точно понимала, что к ужину гуся ждать не приходится.
— Я всегда говорила, что птица в праздник слишком банальна! старушка, выглянув из-за спины Ведьмы, подмигнула внучкам, — поэтому лучшее блюдо это торт!
— Мама, торт это на сладкое, — прошипела Ведьма.
— Глупости, — отмахнулась та, — на сладкое можно и мороженное съесть, а торт на основное.
— А на закуску что, пирожное! рассвирепела Ведьма.
— Почему бы и нет старушка пожала плечами.
— Потому что все детство ты мне запрещала есть сладости в таком количестве, — чуть не плача, воскликнула Ведьма.
— Ну видишь, сейчас же разрешила, — улыбнулась ей мама, — лучше поздно, чем никогда, правда, мои лапочки обратилась она к внучкам, и те синхронно закивали. Тогда пойдемте готовить, и что-то тут слишком уныло, — Ведьма-бабушка щелкнула пальцами, и гирлянды, развешенные по стенам, зазолотились.
Это была последняя капля. Непослушные дочери, улетевший гусь, обнаглевшие мыши, кот интриган и вот теперь это желтое безобразие вместо красно-зеленого торжества.
— Я не могу здесь больше жить! — в сердцах воскликнула Ведьма, ощущая себя лишней в собственном доме.
Что-то звякнуло, точно разбился шар, упавший с ветки, но огорченная ведьма не заметила. Чтобы хоть как-то успокоиться, она накинула на плечи пальто и, не взирая на снегопад, пошла гулять.
Серебристые снежинки мерцали в темноте, как бы намекая, что сегодня ночь особенная, волшебная ночь. Даже воздух пах праздником. В нем смешались ароматы имбиря, хвои и жаренной дичи.
Ведьма зло пнула снег. Кто-то сейчас, возможно, готовит её гуся, готовит и радуется, что такая прекрасная птица сама пришла к нему на ужин. А ей придется давиться лимонным пирогом и заедать его малиновым мороженным.
Нет, совсем не так Ведьма представляла себе этот праздник.
Как бы ей хотелось, чтобы в доме собрались друзья, и под елкой лежали подарки. Дочки не ссорились, и гостиная сверкала рождественскими огнями.
Корова дала бы взбитые сливки, и ведьма бы украсила ими кофе, сваренное с любовью и корицей.
А потом все сидели бы у камина, рассказывая самые волшебные истории, что произошли с ними в этом году, а полешки потрескивали в камине, создавая уют. И Туз, конечно, добродушно урчал, уволившись к ней на колени.
Увы, друзей у Ведьмы не было, подарков ждать не приходилось. А как обстояло дело со всем остальным, и вспоминать не хотелось.
Поблуждав по деревенским полям и вытоптав снег разными кольцами и кругами, чтобы утром поселянам было, о чем судачить, промерзшая до костей ведьма отправилась домой.
По ее прикидкам время двигалось к полуночи, и вот-вот должен начать звонить колокол на церкви святого Витте.
Когда она подошла к дому, дверь отворилась, и навстречу ей выбежали дочки, а следом вышла мама, вытирая перепачканные мукой руки.
Ведьме стало совестно, что она так разозлилась на близких, и она уже хотела извиниться, но тут начал бить колокол.
— Смотрите, падающая звезда! вдруг воскликнула та близняшка, что отличалась романтичностью натуры.
— Это метеор! возмутилась другая, любительница точных фактов.
Ведьма рассеяно посмотрела вверх и едва успела разглядеть, как что-то ослепительно-яркое несется прямо на них, а затем «Хрясь! Бам! Ба-бах!» и это что-то рухнуло на крышу Дома-у-перекрестка.
Во все стороны полетела разбитая черепица. Просвистев у самого уха, в снег воткнулся сломанный флюгер. Дом охнул напоследок, и входная дверь вместе с частью стены упала на снег.
Все ведьмовское семейство молча глядело на случившуюся катастрофу. Только мычание комолой коровы нарушало звенящую тишину нового года.
— Ничего себе, с размахом отмечаете, — произнес кто-то рядом.
Ведьма обернулась и, к своему удивлению, увидела Сатира. Замотав горло полосатым шарфом, он удивлённо разглядывал происходящее, прижимая что-то к груди.
— Зачем ты тут удивилась Ведьма.
— Так праздник же, я, вот, подарок принес, — Сатир протянул ей рождественский венок из хвойных лап с золотыми шишками и красными ягодами багульника. Можно повесить на дверь, — робко добавил он.
Ведьма фыркнула и вдруг звонко расхохоталась:
— Можно, — сипела она сквозь смех, — только у меня двери теперь нет!
— Это ерунда, — улыбался Сатир в ответ, — это мы мигом починим!
— Мамочка, там что-то шевелится! пискнула близняшка с хвостиками, вцепляясь в ее юбку.
— Оно большое и шипит! подсказала сестричка с косичками.
Ведьма тут же перестала смеяться и уставилась на разрушенный дом. В клубах пыли шевелилось нечто огромное. Оно невнятно ворчало, изредка громко и зло шипя.
Чудовище, спотыкаясь о кирпичи и поломанные доски, выбралось на улицу, и лунный свет ослепил его:
— Сто склянок алхимика! воскликнуло чудище, — Такой жесткой посадки у меня не было с самого детства! А детство у меня было о-го-го какое! Укуси меня дракон!
— Сейчас я по нему жахну! пообещала старая ведьма, закатывая рукава для ворожбы.
Ведьма едва успела одернуть руку матери. Старушка уже собралась бить по незнакомцу мощным проклятием:
— Мама, стой! Это не чудище это наш сосед!
Это и впрямь оказался соседский ведьмак, тот, у которого был свой ездовой дракон. Сейчас он виновато разглядывал собравшихся, сжимая подмышкой взъерошенного гуся.
— Наш гусь! — хором крикнули девочки и, позабыв про всякую опасность, кинулись обнимать растрепанную птицу.
— Как вы тут оказались удивилась Ведьма, — И откуда у вас мой ужин
— Да тут ведь как, компас мне в котел. Приметил, что этот орел по небу летит, и вспомнил, что вы такого же покупали. Видел я вас в тот день на ярмарке, — смутился сосед, — просто не поздоровался. Ну, так я на метлу и за ним, хвать птичку за шею, и к вам, и тут меня как сшибло! Кракен меня разбери, он потер рукой ушибленный бок.
— Кто ж летает на метле, когда церковный колокол звонит изумилась старушка, — вас, юноша, что, в школе ничему не учили У вас, что, кота ученого не было
— Ы-ы-ы! — протянул смущенно сосед.
Ведьма поискала глазами Тузенбаха и увидела, как его хвост исчезает подле сарая, усмехнувшись, она взглянула на неудачливого доброжелателя:
— Значит, это вы разгромили мой дом
— Значит, я, — признался тот и поник головой.
— Придется чинить, — подвела итог Ведьма, — но вот только ума не приложу, где праздник встречать
— Так у меня, у меня можно! Три сотни саламандр! обрадовался Ведьмак. — Тут недалеко, с песнями дойдем, а я и печенье напек и дичь зажарил, и это меньшее, зюйд-вест мне в бороду, что я могу для вас сделать, — признался он.
Ведьма милостиво кивнула, и близняшки завопили: «Ура!!!»
Сидя перед камином в доме соседа, в кругу семьи и друзей, Ведьма потягивала горячий кофе с корицей и думала, что все желания сбываются, а, значит. стоит помнить, что загадывать надо только хорошее.
Автор: Эль Гладкая
Группа автора: и мои творения
Художник: Ольга Зверева

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *