Записки фотографа

Записки фотографа Фотограф жил в странном переулке, где таблички с номером 11 и 37 висели по-соседству, а 13 никто не мог найти. Навигатор упрямо вел к контейнерам для раздельного сбора мусора.

Фотограф жил в странном переулке, где таблички с номером 11 и 37 висели по-соседству, а 13 никто не мог найти. Навигатор упрямо вел к контейнерам для раздельного сбора мусора. И только самые страждущие находили правильные слова и правильных бабушек, чтобы узнать дорогу к месту назначения.

Узрев таинственный номер, Майя с облегчением выдохнула и, аккуратно промакивая влагу с лица, набрала код домофона. Эту фотосессию она купила на отложенные деньги вместо шкафа. С Майей такое уже случалось. Вместо зимних сапог — курс по макияжу, вместо робота-пылесоса м марафон порядка во внутреннем мире.

Ее встретил пожилой мужчина, прихрамывающий на правую ногу. Одежда фотографа напоминала вырезки из журнала Kinfolk, а взгляд был безучастно отстранен. Как будто этой самой ногой он уже находился по ту сторону вечности.
— Проходи, жди, — раздался голос, с которым невозможно было спорить. Тело автоматически подчинилось и устроилось в пространстве.

Майя глубоко вдохнула, выпрямила спину и стала вживаться в костюм авторитетной, уверенной в себе дамы. Мысленно собирала истории, раскрывающие ее сильную натуру.

— Чего сидим — неожиданно контрастный вопрос вывел Майю из транса, — иди на сцену, роль ты уже выбрала, вижу.
Она заторможено села под софиты. Тело слишком долго подбирало правильную реакцию на последние слова.

— Ну. Чего ты хочешь — холодно спросил хозяин квартиры.
— Фотографии для соцсетей, я маркетолог, — Майя наконец нашла точку опоры и стала в подробностях рассказывать про свое ремесло.
— Я понял. Ничем не могу помочь. Фотоаппарат для соцсетей сломался, — издевательски серьёзно произнёс фотограф.

Майя сделала вид, что шутка удалась, сглотнула эмоции и продолжила свой рассказ на ускоренной перемотке.

— Как ты хочешь жить, Майя — фотограф оборвал ее монолог неожиданно мягким и любящим голосом.
Также неожиданно слезы кривой дорожкой покатились по лицу девушки, унося с собой россыпи минеральной пудры. Чем больше она пыталась остановиться, тем сильнее поток сносил все преграды.

— Я хочу играть на сцене с пяти лет, но у меня короткие ноги, гэканье и возраст. Хочу читать книги про волшебников и печь киш-лорен с курицей, брокколи и грибами. И чтоб меня любили не за помощь всем и красивую прическу, а просто так, — пробормотала Майя гнусавым от соплей голосом и по-детски простодушно заулыбалась.

Фотограф, теперь походивший на мальчишку в игровых автоматах, снимал нон-стопом. Кажется он вовсе не был хромым и годов не больше тридцати.

— У меня тушь, — до Майи наконец дошло, что фотосессия в самом разгаре, а щеки перемазаны сажей.
— А, не парься! Подфотошопим! — отмахнулся фотограф и продолжил рассекать воздух звуками затвора.

Когда все закончилось, Майя выпила стакан воды, высморкалась и поплыла к двери, чувствуя легкость на сердце и приятную усталость.
— Деньги оставь на тумбочке, — фотограф остывшим голосом вернул ее в реальность.

Через месяц Майя получила на почту фотографии. Они пахли грибами, книжной пылью и главной ролью в ее жизни. Образы не соответствовали фирменному стилю и архетипу, который прописали инфостилисты для ее странички и были отправлены в архив. С глаз долой…

Новая комьюнити-жизнь маркетолога Майи Викторовны была наполнена словами в превосходной степени и головокружением. Нет, пока не от успеха. От длительной концентрации на экране смартфона. Очень активный образ жизни — пять сториз в день.

Вечерами она спускалась к набережной, чтобы отключиться и немного успокоить мигрень. А ночью ей снились спрятанные фотографии — привет из подсознания.

Как это часто бывает, запас прочности исчерпался к весне. Глотая антидепрессанты, Майя удалила страницу. И купила билет в Ришикеш на уединенный ретрит.

Такси до аэропорта ехало медленно, собирая все заторы. От нечего делать Майя рассматривала билборды, как изучают флакон освежителя воздуха, сидя в туалете.

«Театрализованное шоу поваров французской кухни. Мюзикл «Киш-лорен». Берегите ваши слюнки!». Билборд, на котором всегда рекламировали средство для потенции, радикально изменил месседж. Майя попросила таксиста сделать еще круг, чтобы внимательней рассмотреть рекламу. И ещё. И ещё пару раз, чтобы точно опоздать на самолёт.

Через три месяца с тринадцати билбордов жителям столицы улыбалось лицо Майи. Теми самыми фотографиями из архива. Она гнусавым шрифтом приглашала всех на свою иммерсивную кухню, пахнущую грибами и волшебной книжной пылью.

Источник

Обсудить историю

  1. Дашкевич Анастасия

    Когда оказалось, что фотограф хромает, я было решила, что это Люцифер.

  2. Коцарева Ольга

    Какой счастливый финал! ?✨✨✨

  3. Пушнякова Алеся

    Шикарная фраза про сломанный для соцсетей фотоаппарат! ) Утащу в свой рабочий лексикон )))) Спасибо за добрую сказку и фотомагию, обняла! ??????????

  4. Лазарева Наталья

    Нет в жизни счастья. Если это чужая жизнь.
    А куда свою дел?
    На что променял?
    Живешь по чужой указке?
    Как бы хотелось жить свою жизнь…

  5. Ольхина Мария

    Сууупер! Прямо зацепило! Автор, вы верите в волшебство)

  6. Козорезова Мария

    Здорово! Бывает и в жизни так!

  7. Земскова Лариса

    «Гнусавый шрифт» — какой чудесный образ)

  8. Грач Татьяна

    Красивая история, но… Я вот представила, как в билборда заплаканная девушка приглашает на представление, которое вроде бы должно быть развлекательным…. ну, это немного странно….

  9. Гордеева Ольга

    А мне почему-то вспоминается астафьевское «Фотография, на которой меня нет». Потому что, мне кажется, на тех фотографиях в соцсети не было реальной Майи. А теперь она улыбается с билбордов…

  10. Пушина Анюта

    Безумно очаровательная история ?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.